Category: религия

Изнасилования в послевоенной Германии

Тут коммари немножко поднял вопрос по поводу очередного воя о "миллионах изнасилованных немок" - теперь банановый и в Австрии. И я вспомнил, что недели три назад полистывал немного и даже сфоткал пару страниц из книги: Мириам Гебхардт. Когда пришли солдаты. Изнасилования немецких женщин во Второй мировой войне.

Подробного пересказа выводов не будет, книжки у меня нет. Но пару выводов я сделаю. Из этой книжки я понял, что тему изнасилований по обе стороны границы предпочитали не педалировать. Во-первых, потому что тогда бы встал вопрос об участии в этом союзников, а во-вторых, тогда бы немецкая нация получила бы унизительный облик жертвы, чего тогда не хотели большинство немцев и общественно-политических сил. Даже сейчас женщины боятся признаваться в изнасиловании, потому что женщины консервативный тупой обыватель любит выдавать за чуть ли не виновницу этого. Ведь изнасилование считается в патриархальном обществе табуированной и неприличной темой, а женщина - подчиненным существом. Вот именно так и было в Германии. По этой причине резкой критике подверглась вышедшая в 1954 г. анонимная книга "Женщина в Берлине" бывшей нацистской пропагандистски Марты Хиллерс, к тому времени уже жившей в Швейцарии. Это дневник берлинки, вышедший на английском в Великобритании и США стараниями ее знакомого-журналиста (тоже бывшего пропагандона), в котором описывались личные впечатления военного времени. В том числе о том, как авторшу несколько раз подряд изнасиловали, из-за чего она вынужденно стала любовницей старшего лейтенанта СССР, а потом и майора.

На негативную оценку повлияли весьма спорные оценки военных реалий, явно преувеличенные слухи и нарушение традиционных для немецкой морали стереотипов - тем более, что Марта успела за время якшания с нацистами во многом отойти от умеренно-консервативных традиций немецкого общества. Были даже требования проверить достоверность этого дневника - оно и понятно, когда авторшу насилуют несколько раз подряд на протяжении десяти страниц, возникают сомнения в подлинности. В итоге она отказывалась ее выпускать вновь, и книгу переиздали аж в 2003 г. Проверка показала частичную подлинность. Основой книги были подлинные машинописные записи, которые "олитературили" в форму монолога. Но при этом большинство текста составляют позднейшие вставки, видимо, аж начала 50-х, в которых авторша а) пыталась изобразить себя отдаленной от нацизма б) тщилась изобразить всех немок пострадавшими женщинами, а не продажными шлюхами. Хотя по сути, как назвать женщину, которая ради обеспечения безопасности становится официальной любовницей победителя оккупационной армии, причем даже тогда, когда риск изнасилований резко снизился? А так с Хиллерс и было! Только не говорите мне, что бывшая журналистка в Москве, хорошо знавшая русский язык и даже в свое время рекомендованная в члены компартии ЦК КПГ - не могла найти защиту иначе. Но все равно, дневник, уже вошедший в традицию пропаганды о миллионах изнасилованных немок, получил широкую популярность и сформировал все шаблоны на тему советских изнасилований. Даже киношку на его основе в Германии сняли, говорят, сильно перевравшую текст.

Это было замечание относительно того, почему не говорили об изнасилованиях. Что касаемо распространенности, то этот вопрос в книге не затрагивается, но у меня создалось впечатление, что масштабы изнасилований в западной зоне (а скорее всего и восточной) позволяли считать это печальным, но невыдающимся эпизодом, вполне соответствующим и "мирному" времени. Настолько, что консервативная часть общества старалась об этом вообще подробно не говорить. То есть, изнасилований было достаточно немного, чтобы их можно было проигнорировать в общественной памяти, пока об этом не появилась охота поговорить уже когда целые поколения стали отделять человечество от войны.

Из этого я твердо решил, что разговоры о изнасилованиях немок, которые куча разношерстных солдат проводит буквально каждый день - явная чушь и вряд ли могла быть даже в густонаселенном многомиллионном Берлине, а уж в провинции и подавно.

Ну, а теперь несколько цитат для привлечения внимания. Особенно внимание на поведение американцев в занятом городе - если захотеть, на его основе можно нарисовать апокалиптическую картину ничуть не хуже, чем в нацистских агитках.

Collapse )

Кстати, судя по редкой статистике в книге, изнасилования "черных" американцев происходили ничуть не чаще, чем у "белых", т.е. афроамериканцы от остальных категорий американской армии ничем не отличались. Другое дело, что современники их чаще выделяли по понятным причинам.

Константин Гришин. В когтях белого террора.



2 апреля
Константин Гришин

В когтях Белого террора (Рассказ из дневника умершего коммуниста)

I
Арест

Весна. Солнце смеётся, его зайчики весело прыгают от бежащих по улице ручейков.
Природа цвела и радовалась.
Радовался приходу весны и я, ничтожнейший атом природы. С весенними лучами солнца я почувствовал новый прилив сил и желание бороться, бороться за дело рабочего класса. Хотя это дело в глазах многих товарищей, за последнее время, казалось проигранным, и многие из них малодушно отступили и отреклись от своей идеи, а некоторые перешли на сторону врагов.
Правда, осуждать в это время кого-либо было нельзя.
На Урале господствовал Колчак, и его кровавые расправы, у многих отбили охоту бороться и продолжать дело революции.
Collapse )

Убить святошу / To Kill a Priest (1988) - Горец против тоталитаризма ПНР!

- Скажи, когда у тебя в кадре вальсируют Сталин и Гитлер, ты действительно считаешь, что они близнецы-братья?
- Конечно!
- И сталинский "коммунизм" ты готова считать фашизмом?
- Да, конечно, да! (из разговора с Агнешкой Холланд)


Я уже рассказывал про выдающегося польского режиссера современности Агнешку Холланд. Это дочь польского народа еврейского происхождения, которая вышла из семьи партийцев ПНР, но очень рано поспешила свалить на Запад. Ее хорошие связи с Голливудом и именитыми зарубежными актерами сыграли ей на пользу - до сих пор, переселившись обратно в Ржечь, она снимает известные фильмы что в Польше, что на Западе. В ее послужном списке есть фильмы про французское искусство, религиозная католическая пропаганда, драмы про Холокост и неполживщина о советском тоталитаризме - в общем, безупречная биография. В прошлый раз я разбирал ее грандиозное полотно, первый польский сериал для Netflix "1983" - унылый рип-офф "Фатерлянда" и "1984" Оруэлла. Но пора обратиться к истокам! У Агнешки Холланд, как и у каждого уважающего себя польского режиссера, есть фильмы про польскую "Солидарность" и тоталитарную ПНР. На этой теме в польском кино не оттоптался только ленивый. Но этот фильм "To Kill a Priest" от мадам Агнешки - особенный!

Во-первых, он снят за приличные деньги в Европе, в 1988 г., когда польский тоталитаризм уже дышал на ладан, но еще стоял, как Кремль - немного на него отстегнула сама компания "Коламбиа Пикчерз". Во-вторых, он посвящен религиозной теме противостояния святой церкви Польши тоталитарному режиму, что явно много значит для еврейки Агнешки. В-третьих... что вы скажете, узнав, что там в главной роли снялся Кристоф Ламберт сразу после "Горца"? А? А! Горец против польского тоталитаризма - где вы еще такое увидите?!!! Но что поражает больше всего - так это неприкрытые параллели в фильме вовсе не с "Горцем", и даже не с "Крепостью", где Ламберт тоже сражался с тоталитарной диктатурой - а... с фильмами Тарантино! А противостоит ему лично злобный тоталитарный Эд Харрис. Ну что, теперь интересно? Тогда вперед - смотреть польскую неполживщину "Убить святошу"!


Collapse )

(no subject)

Ганин выпустил недавно ряд статей на своем сайте. В частности, про то, как Мельгунов писал "Красный террор" к процессу над убийцей Воровского или, точнее, дал наработки книги для него - ну, в пропагандистских целях. Прямо скажем, не тайна, да и стиль в журнале "Родина" мне давно не нравится. Но раз уж там кое-какие документы по этому поводу - пусть будет. В ФБ по этому поводу белогвардейщина рвет и мечет, хотя как по мне, ничего особенно страшного в статье нет.

«Красный террор» в черно-белом изображении. Кто помог историку-эмигранту Сергею Мельгунову подвести «доказательную» базу под будущий бестселлер

И еще - рецензия (на самом деле не рецензия, а просто отзыв, причем очень простой и схематичный) на книгу Ю. Бахурина про Первую мировую. Толстенный такой фолиант, объемный. Я бы даже процитировал что-то оттуда, но не знаю, что выбрать. Фактологии действительно много.

Заградотряды и заговор армии. Рецензия на книгу Юрия Бахурина «Фронт и тыл Великой войны»

Ну и просто пара отсканенных статей.

Нетривиальны биографические данные Сорокина и Дубровина — но это результат проверки личностей мемуаристов, а не мемуаров как таковых. Рискнем предположить, что именно в проверке первого рода и заключается наиболее плодотворный подход к мемуарам, изучение непосредственного содержания которых историком может быть оправдано только особенными обстоятельствами и, в любом случае, всегда требует проверки по более надежным источникам. Так или иначе, историю многих аспектов Февральской революции еще только предстоит написать с последовательной опорой на документальные источники, о недостатке которых говорить не приходится.

Стасевич В.А. Гвардейский экипаж в Февральской революции: три мемуара в свете документов // Новые исторические перспективы 2019, № 1 (14). С. 87-108.

Бились три дня. На четвертый день утром со стороны пересыльных бараков раздался пушечный выстрел, и снаряд попал в окно первой камеры, за ним второй снаряд в то же окно. И все, кто был в этой камере, были разорваны в куски и задушены газами от химических снарядов. Следующие снаряды полетели в другие камеры, и нам пришлось выбираться в коридор через груды тел и развалины нар и разной утвари, находящейся в камерах. Снаряды полетели в коридор, пришлось первый корпус оставить и выходить в корпус № 2. Чехи тогда направили снаряды в баркас, который пробили, и прежде чем им кинуться в разваленный баркас, мы решили сами вперед выйти и идти напролом. Так и сделали. Нас человек 200 вооруженных кинулись вперед и, невзирая на то, что нас бьют со всех сторон, кинулись бежать в тайгу. Много погибло на пути, но все же часть нас ушла в тайгу, а там через ночь напали на след партизанского отряда дедушки Карандашвили, в котором я пробыл до января месяца 1920 года.

Воспоминания уральцев о восстаниях в Александровской тюрьме в 1919 году // Партийные архивы. Материалы V межрегиональной научно-практической конференции. Нижний Тагил, 14–16 мая 2019 года. Екатеринбург, 2019. C. 136-160.

Позиция духовенства, оказавшегося втянутым в гражданскую междоусобицу, является объектом исследования многих специалистов. Однако в них упор сделан в основном на противоречиях церкви с советской властью, борьбе большевиков с духовенством, антирелигиозной работе, антицерковном терроре. Ряд таких работ носит откровенно ангажированный характер с возложением всей ответственности за конфликт церкви и власти на последнюю[1]. И наконец, почти нет исследований, посвященных фактам сотрудничества церкви и советской власти, революционизации представителей духовенства, политизации и демократи-/63/-зации церкви и влияния революции на взгляды клира. Из-за этого создается впечатление, что сочувствующие революции представители духовенства вовсе отсутствовали, и оно все занимало антибольшевистскую или аполитичную позицию, являясь жертвой власти. Между тем исторические данные показывают, что такое явление как «красные священники» реально существовало, и оно довольно важно для понимания тогдашних общественных процессов. Полное и всестороннее изучение этого феномена не является целью работы, основанной на анализе опубликованных источников, периодической печати того времени и некоторых архивных документов, — она призвана лишь дать некоторое общее представление о распространенности, формах и роли его в первые годы после революции.

Заяц Н.А. «С крестом и Евангелием произносил большевистские проповеди»: духовенство на стороне большевиков в революции и Гражданской войне // «История. Научное обозрение OSTKRAFT», № 4 (10). М.: Модест Колеров, 2019. С. 63-98.

ИВАН ШМЕЛЁВ О ГИТЛЕРЕ И ПРАВОСЛАВИИ

Свистнул у Пахалюка в фейсбучике. Молитесь, чтобы меня не посадили за экстремизм за эту цитатку.

"РАЗДЕЛКА": ИВАН ШМЕЛЁВ О ГИТЛЕРЕ И ПРАВОСЛАВИИ

И. С. Шмелев - О. А. Бредиус-Субботиной.

9.Х.41-26.IX.41 8 ч. 45 мин. утра
Вчера писал до 3 ночи... Писал о Православии, о его духе, о свободе в нем. (...) И вот, писал когда, знал, что будет что-то важное сегодня, оставил радио открытым... Ведь вчера был день моего Сережечки, преп. Сергия Радонежского, России покровителя. Я ждал. Я так ждал, отзвука, - благовестил ждал - с "Куликова поля"! (...) Я не обманулся сердцем, Преподобный отозвался... Я услыхал фанфары, барабан - в 2 ч. 30 мин., - специальное коммюнике: прорван фронт дьявола, под Вязьмой, перед Москвой, армии окружены... идет разделка, Преподобный в вотчину свою вступает. Божье творится не нашими путями, а Его, - невнятными для нас...

Твой Ив. Шмелев


И. С. Шмелев и О. А. Бредиус-Субботина: Роман в письмах: В 2 т. Т. I. / Предисловие, подготовка текста и комментарий О. В. Лексиной, С. А. Мартьяновой, Л. В. Хачатурян. М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2003. Письмо 52.

Судя по тексту, пейсатель к тому времени окончательно поехал фофудьей.

Так, может быть, вы, святой отец, партийный?

У меня очень много материала о священниках, которые перешли на сторону Октября. Очень. И вот - очередное пополнение подборки. Сразу скажу, что развивать эту тему я не собираюсь, просто складываю материал из спортивного интереса. На данный момент количество таких упоминаний перевалило за 60.

1. Но, как известно, сразу же после октябрьского переворота по новому законодательству развестись можно было прямо в ЗАГСе немедленно после подачи заявления одного из супругов. По церковным же канонам этот развод не считался действительным. И когда вновь зарегистрированные пары в советском учреждении желали закрепить свой брак обрядом венчания, священники, естественно, отказывали им в этом.

И вдруг 22 мая 1918 года в газете «Свобода России» появляется заметка, в которой приводится приказ Калужского комиссара юстиции № 19. Комиссар юстиции пишет: «До сведения моего дошло, что некоторые священники не желают венчать граждан, расторгших предыдущий брак через местный суд. Усматривая в этом противодействие декрету советской власти, объявляю, что в случае отказа в венчании виновные священники будут подвергаться суду революционного трибунала». К счастью, суда революционного трибунала над калужскими священниками не свершилось. Как раз в это время в Москве 8 мая в должность заведующего отделом по проведению в жизнь декрета «Об отделении церкви от государства» вступил Красиков, энергия которого была направлена на усиление центрального руководства местными органами. Поэтому он сразу же отреагировал на эту статью, и 24 мая в Калужский губком юстиции из центра поступило сообщение, что «советская власть не должна принуждать священников к совершению каких бы то ни было обрядов» именно потому, что «совершение обряда венчания является частным делом, не имеющим гражданского значения».


Collapse )



Печально сознавать, но история эта для священника Сергея Покровского закончилась не лучшим образом. В сентябре, будучи еще состоящим в священническом сане и находящимся под следственным разбирательством, он написал заявление о принятии его в компартию сочувствующим. А 25 ноября 1918 года появляется второе его заявление, в котором он сообщает епископу Калужскому Феофану: «...с сего числа я снял с себя сан священника и более в духовном звании не состою». /56/

Великанова-Корзина Т. И. Борьба с верой и за веру. Из истории гонений на Православную Церковь в Калужской епархии (1917-1938). М.: Изд-во ПСТГУ, 2015. С. 54-57.

Обратите внимание, какая искренняя досада авторши слышится в рассказе о том, как какой-то поп ушел от коллег-мракобесов из-за их собственной глупости и косности. Ай, бида-бида.

Идем дальше:

2. Среди партийцев Уржумской организации было немало «случайных, присосавшихся к партии элементов». Часто в организацию входили «бывшие земские начальники, церковные старосты, купеческие сынки, правые эсеры...». Осенью 1918 г. в организацию вступили «нежелательные элементы». Заведующим агитационно-организационной коллегией укома партии стал «бежавший из Питера поп».

Тимкин Ю. Н. «Мартовские большевики»: возникновение уездных организаций РКП(б) Вятской губернии весной – осенью 1918 г. По архивным материалам // Вестник архивиста. №2. 2018. С. 459.

3. История одного бывшего священника, который в вятской губернии был активным работником народного образования. Надо регистрироваться для прочтения: ВЕРНО, ЕСТЬ ЗА МНОЙ ОДИН МАЛЕНЬКИЙ ГРЕШОК: Я С 1913 ГОДА ПО 1917 ГОД БЫЛ СЛУЖИТЕЛЕМ КУЛЬТА

4. Священник приветствует революцию на Первомае.

Празднование 1 мая в с. Асово [Кунгурского уезда]

Следующим говорил священник Попов, который видит, что действия Советской власти по отношению к религии совсем непритеснительны, а вполне доброжелательны, хотя в начале революции и были эксцессы, но по выяснению таковых оказалось, что вся религия совершенно свободна и потому он, Попов, только благославляет Советскую власть...


Голос. Орган Кунгурского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. №32. 11 апреля (28 мая) 1918 г.

5. "Бывшего священника Иосифа Ломакина знаю, так как служил с ним. Человек он способный и, можно сказать, талантливый, направления всегда был левого*. Когда возникло революционное движение**, он принял в нем живейшее участие и, будучи хорошим оратором, выступал на собраниях с речами, которые производили большое впечатление. Надо полагать, что последнее время он примыкал к партии коммунистов, хотя вообще он не выражал открыто своих политических убеждений. По слухам, стоя во главе комиссариата Народного Просвещения, он возжвиг гонение на преподавателей средней школы, не примыкавших к коммунистам. По слухам, жену свою оставил и, кажется, живет гражданским браком. Дети Ломакина <...>***"

* Слово читается неуверенно. Возможно, нового.
** Неясно, идет ли речь о Феврале или Октябре.
*** Одно-два слова неразборчиво.

Из протокола Особой следственной комиссии по расследованию деятельности большевиков от 18.X.1919, составленного в г. Курске. Рассказ Л.Е. Иваницкого - священника церкви в слободе Стрелецкой (?). ГАРФ. Ф. Р-470. Оп. 2. Д. 170. Л. 63.

Священник Твердохлебов и псаломщик Дубовицкий и Ковалев - большевики. Из справки о злодеяниях большевиков в станице Старовеличковской (Кубанская обл.) в 1918-19 г.г. ГАРФ. Ф. Р-470. Оп. 2. Д. 10. Л. 189.

"Вместе с отступлением большевиков ушел с ними и псаломщик хутора Скобелевского Павел Пышкин, который служил секретарем в Совете депутатов". Из рапорта священника Петра Пятницкого, датированного 17 сентября 1918 г., г. Екатеринодар, Кубанская обл. ГАРФ. Ф. Р-470. Оп. 2. Д. 25. Л. 48.

Эти сведения вместе с комментариями - от ув. Г.Хмуркина, который немного делится со мной материалами по теме, найденными при разработке вопроса о количестве жертв красного террора среди духовенства. Желаю ему успеха. Он же показал особенно колоритный пример.

6. Упоминается священник, который "по слухам агитировал там против помещиков, когда начал распространять большевизм, а потом оттуда бежал - так как часть крестьян хотели его убить".

"В Марте 1918 г. он занял должность священника в нашем Доме призрения. Назначил его, по-видимому, исполком, так как он Преосвященного я слышал, что он этого священника даже в лицо не знает. Без ведома Преосвященного он организовал приход при Над...ной (неразборчиво) церкви и был в постоянных сношениях с большевиками, ходил в какой-то их штаб и нес там караул. Я сам много раз видел его на улице в военном обмундировании и с ружьем. Как-то раз я встретил его в таком одеянии во дворе богадельни часов в пять утра и передал ему, что надо приобщить Св[ятых] Тайн одного призреваемого старика; он ответил: "Сейчас! Сейчас!", побежал в свою квартиру, одел рясу и приобщил старика. В ночь с 7 на 8 сентября [1918 г.] он позвал меня, сказал, что убегает, просил сохранить его вещи и, одев свою военную форму, побежал на вокзал. Он часто ходил на митинг в рясе с красной ленточкой".

"С отцом Феодором Маляревым (?) мне приходилось много раз говорить. Был он прекрасный глубоко верующий человек, верующий до фанатизма, такой, каких я раньше никогда не встречал среди духовенства, и в то же время убежденный коммунист. Я его несколько раз спрашивал, как это может быть, что он, такой верующий и коммунист. Он мне отвечал, что все мы должны стоять за пролетариат, что ни у кого из нас не должно быть собственности и т.п."
ГАРФ. Ф. Р-470. Оп. 2. Д. 170. Л. 6, 6об., 7.

с. Казьминское Кубанской области: «…священник Иоанно-Богословской церкви Николай Польский (подчеркнуто в оригинале) приказал духовенству служить молебны по случаю годовщины революции, возвращения карательного отряда, празднова[ни]я 1 мая (среда на страст[ной] неделе). В этот день на площади пред храмом был парад с музыкой, причем красные флаги были внесены в церковь».

ст. Ширванская (Кубань): «Псаломщик Шевченко за подстрекательство против священника и поддержку большевизма заключен в тюрьму, где и умер». ГАРФ. Ф. Р-470. Оп. 2. Д. 10. Л. 150, 159об.

Ну и просто напоследок - обратный переход тоже был возможен.

Начало организации Чесменской ячейки [Бобровского уезда] ВКП/б/ относится ко времени Марта м-ца 1918 года. Началор это положено одгним из командиров отряда профработников т. Пяткиным. 1-м членом, вступившим в ячейку, являлся гр. с. Чесменки Гречишников, П.Ф. за ним последовало еще 7 человек. Первая попытка данной организации не увенчалась успехом, через несколько месяцев ячейка распалась и была организована вторично. 1-го Января 1919 года, после нашествия банды Краснова. Организатором таковой, являлся представитель от Губкома по фамилии /кажется/ т. Белкин. В организацию вступило 30 чел., но данное количество далеко несоответствовало качеству. Благодаря простому, первичному способу приему в члены партии, в организацию легко проникло несколько злонамеренных лиц, принесших не мало вреда в деле закрепления Октябрьских завоеваний. В последствии трое из них: Часовников, Трухтанов, и Инцертов, предпочли сделаться попами, оправдав там известную русскую поговорку: как волка не корми – он все в лес смотрит. 4-й Глотов исключен и предан Суду за самочинные ночные обыски у зажиточныъ граждан с целью присвоения их имущества и 5-й Хомаров Г. будучи в роли волвоенкома, делал попытку поднять гр-н Чесменской волости на вооруженное восстание против Соввласти, использовав момент призыва унтер-офицеров старой армии, контр-революционно выявивших себя на митинге, устроенном эс-эрами в с. Шишовке, по пути их следования в г. Бобров.

ГАОПИВО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 540. Л. 16.

(no subject)

Амозов, Иван Васильевич (1886-1960-е) священник-самосвят, член ВКП(б) (с 1920), на партийной и советской работе в Москве и Ленинграде, в 1926 г. помощник Ленинградского губернского прокурора, в 1927 г. помощник заведующего агитотделом Московского Горкома ВКП(б), в 1936 помощник начальника политотдела Ленинградской милиции; в 1936 разоблачен как аферист, исключен из ВКП(б), арестован и осужден на 5 лет лишения свободы за мошенничество и незаконное получение в 1922 ордена «Красного Знамени», присвоение партийного стажа с 1910 и получение пер сональной пенсии; освобожден в июне 1941, проживал на оккупированной территории Ленинградской области, выдавал себя за священника (1941-1944), служил в с. Ушаки, в 1942 был назначен благочинным Ушаковского округа, а затем Гатчинского округа, в конце 1942 служил в Орлино и др. местах. Арестован 6 октября 1944 УНКВД ЛО. Осужден Военным трибуналом войск НКВД Ленинградского округа 15.01.1945 по ст. 58-1а, 58-11 УК РСФСР к 20 годам ИТЛ. Реабилитирован 8 августа 1956.



Взял из журнала krasnaia_gotika. Там, к сожалению, страница не указана.

Более подробно о человеке - здесь. Там очень, очень, очень много жира. Чего стоит "приписывал себе ранение шашкой при штурме Зимнего дворца".

Михаил Галкин: от священника-патриота к безбожному активисту

Историки-позорики. Галкин, видите ли, ренегат. Себя небось считают принципиальными и честными, ну да. Будь церковники поумнее, они бы не выперли Галкина при первой помощи большевикам, и не пришлось бы тому и переквалифицироваться. Особенно позабавило про "конъюнктурность" Галкина - в 1918 г., учитывая положение большевиков, такая конъюктурность многими рассматривалась как верная дорога к смерти. Никто ж не мог знать, что большевики устоят.

Показательно, кстати, что "гесторики" даже не обратили внимания на то, что Галкин служил в рабочем районе Петрограда, где, как хорошо известно, религиозный абсентеизм и атеизм достигали предела. Ну да, какая тут может быть связь.

А.С. Абанина, И.В. Петров
Михаил Галкин: от священника-патриота к безбожному активисту


Аннотация: В статье рассматривается дореволюционный период деятельности священника Михаила Галкина, будущего видного борца антирелигиозного фронта и атеистического активиста. Авторы дают характеристику прихода, в котором он служил, а также основным сферам его деятельности как православного пастыря. Особое внимание уделено непримиримой борьбе М. Галкина за народную трезвость. Также проанализированы его публицистическая деятельность и политические взгляды. Авторы делают выводы о причинах изменений взглядов бывшего православного пастыря.

Ключевые слова: Михаил Галкин, православная церковь, борьба с алкоголизмом, Колтовский Спасо-Преображенский приход, революция 1917 года. /96/


Collapse )

Ленин и священник

С.К. Гиль. В деревне Минино // Они встречались с Ильичем. М., Московский рабочий, 1960. С. 114-116.

В один из воскресных дней осени 1920 г. мы с Владимиром Ильичем отправились на машине в деревню Минино, располагающейся в 70 километрах от Москвы по Казанской железной дороге.
По словам одного егеря, проживавшего в Минино, лес, примыкавший к деревне, представлял собой прекрасное место для осенней охоты на зайцев и тетеревов.
В Минино нас встретил знакомый егерь и повел в небольшой, очень опрятный дом, стоявший в центре деревни. Владимир Ильич обратил внимание на то, что домик, в который мы направились, стоял рядом с церковью.
Хозяин, с которым нас познакомил егерь, встретил нас радушно, просил располагаться по-домашнему. Это был пожилой, статный мужчина, мало напоминавший крестьянина, скорее похожий на учителя или агронома. Бросались в глаза книги, стоявшие на полках.
Общительность Владимира Ильича нашла живой отклике в нашем гостеприимном хозяине. Владимир Ильич любил беседовать с людьми, умел вызывать собеседника на откровенность.
– Ну, расскажите, товарищ Предтеченский, – обратился Владимир Ильич к хозяину, – как живут ваши крестьяне, что думают они о Советской власти, каковы их настроения?
Предтеченский, не подозревавший, что с ним говорит В.И. Ленин, охотно и остроумно рассказывал, как жили мужики до революции, как восприняли они советский строй. Затем заговорил о сельском хозяйстве, о житье-бытье отдельных крестьянских семейств, о будущем советской деревни При этом на хозяин обнаружил очень любопытные взгляды на быт крестьянина и высказал В.И. Ленину интересные мысли о сельском хозяйстве. /114/
– Да, все это чрезвычайно интересно, – сказал Владимир Ильич, – Вы, должно быть, агроном? Нет?
– Нет… – уклончиво ответил Предтеченский и немного смутился.
Ленин поднялся и сказал:
– Ну, а теперь в лес! На охоту! Пойдемте с нами, товарищ Предтеченский, – предложил он хозяину.
Тот согласился, принес из соседней комнаты ружье, и мы двинулись в путь.
Мы углубились в лес. Собаки были пущены вперед, руководил охотой егерь. Мы разделились на две группы: Владимир Ильич и Предтеченский пошли вперед, а я с егерем – влево. Как-то неожиданно егерь обратился ко мне:
– Какая, по-вашему, профессия у этого Предтеченского? Вот удивлю вас. Он же священник, служитель культа.
– Что? Поп? Шутите?
– Нисколько. Он служит в той самой церкви, что рядом с его домом. Но он не такой, как все попы. Он не фанатик. Видите, на охоту пошел с нами.
Я решил тотчас же сказать об этом Владимиру Ильичу. Вот, думаю, будет изумлен. Возмутится, вероятно, что его привезли в дом попа!
Но сказать об этом удалось только к вечеру, когда мы возвращались с охоты.
Охота была удачная, Владимир Ильич был в отличном расположении духа.
Приближаясь к дому Предтеченского, мы с Владимиром Ильичом немного отстали, и тут я сказал ему:
– А ведь Предтеченский вовсе не агроном и не учитель, а поп!
Ленин остановился и недовольно сощурил на меня глаза:
– Как поп? Вероятно, бывший?
Я объяснил, что вовсе не бывший. Владимир Ильич сначала отказался верить. Через несколько минут между Лениным и Предтеченским завязался разговор, который остался у памяти навсегда.
– Послушайте, – начал Владимир Ильич, – О вас ходят слухи, что вы священник. Это правда?
– Правда, я состою в рядах духовенства около 20 лет.
– Не пойму, какой же вы священник? Голова у вас /115/ остриженная, одежда обыкновенная и на моих глазах вы убивали животных!
Предтеченский улыбнулся и после паузы сказал:
– Я не понимаю ваше недоумение. Моя внешность и мое поведение не в ладу с религией – это правда.
– А убеждения? Неужели служите религиозному культу по искреннему убеждению?
Предтеченский, видимо, понял, что перед ним человек, с которым надо говорить открыто или вовсе прекратить разговор.
– Видите ли, – произнес Предтеченский, – я служитель культа только в известные часы, по воскресеньям.
– Как вас понять?
– Убеждения не всегда идут в ногу с профессией. В жизни это наблюдается часто.
Владимир Ильич понимающе улыбнулся и сказал:
– А ведь всю жизнь кривить душой – это страшно, а? Сознайтесь!
Предтеченский развел руками и уклончиво ответил:
– Я сам частенько удивляюсь: видит меня вся деревня, что я направо и налево нарушаю религиозные правила, а ходят в церковь, слушают и верят мне.
– А почему бы вам не отречься? Вы могли бы заняться полезным трудом.
Предтеченский махнул рукой.
– Поздно! Возраст не тот. В мои годы заняться каким-нибудь другим ремеслом трудно. А церковь обеспечивает все-таки. С этим надо считаться. Мой дед был попом, отец тоже, ну и я пошел по той же стезе. Инерция! И что самое удивительное – ведь и отец, и дед очень смутно верили… Одно слово – профессия!
Мы приблизились к дому Предтеченского. Уже вечерело. Надо было собираться в путь, чтобы до наступления ночи прибыть в Москву. Прощаясь с Владимиром Ильичом, предтеченский как-то виновато сказал:
– Не осудите, гражданин… Много на этом свете всяких противоречий. Вы приезжайте к нам, поохотимся.
Эта встреча произвела впечатление на Владимира Ильича. Сидя рядом со мной в машине, он заметил:
– Видели, товарищ Гиль, на чем держится религия? /116/
------------------------------------------------------------

Вот вам и ответ, откуда столько бывших попов, ушедших в коммунисты. Кстати, о них - еще несколько интересных примеров.
Collapse )

И еще двумя колоритными примерами поделился уважаемый yadocent

Collapse )

Больше попов-красноармейцев!!!

В 1993 г. в журнале «Исторический архив» кандидат философских наук М. И. Одинцов опубликовал доклады эксперта Наркомюста М. В. Галкина за 1918 г.

Об авторе публикуемых документов М. И. Одинцов сообщал следующее: «М. В. Галкин будучи священником одной из петроградских церквей, в ноябре 1917 г. обратился в Совнарком с письмом, в котором излагал программу реформ вероисповедной политики и предлагал свои услуги для ее реализации. Вскоре он был включен в состав комиссии СНК по подготовке проекта декрета об отделении церкви от государства, деятельно участвовал в этой работе, за что был награжден денежной премией. Весной 1918 г. Галкин порывает с церковью и по протекции В. Д. Бонч-Бруевича принимается на работу качестве эксперта в созданный в мае VIII отдел Наркомюста — отдел по проведению в жизнь декрета об отделении церкви от государства. Тогда же он переезжает с семьей в Москву. В 1921 — 1922 гг., во время кампании по изъятию церковных ценностей и борьбе с голодом, Галкин являлся членом специальной правительственной комиссии. Активно печатался в газетах и журналах под псевдонимом Михаил Горев. В последующем стал профессиональным «антирелигнозннком». В 1930 г. поехал с циклом лекций на Украину, где при невыясненных обстоятельствах бесследно пропал» . (См.: Одинцов М. И. «Церковь отделяется от государства»: Доклады эксперта Наркомюста М.В.Галкина. 1918 г // Исторический архив. 1993. № 6. С. 162)

В «Докладе о посещении Новоладожского уезда Петроградской губернии Новгород» от 24 ноября 1918 г. № 116 в разделе VIII Духовенство сообщалось: «На днях в Новоладожский Исполком поступило следующее заявление иеродиакона Староладожского монастыря Романа: «Я поступил в монашество назад тому 20 лет. Был темным человеком, но, служа в Петрограде во время революции, я понял, что наши архиереи эксплуатировали монашество, держали нас, как крепостных, что хотели, то и делали над нами, попросту издевались. Теперь я понял, что переворот в России меня уже сделал сознательным, теперь я знаю, только власть Советов истинная заступница угнетенных и эксплуатируемых, теперь я решил твердо защищать Советскую власть, если нужно, то и умереть за нее. Я прошу Новоладожский Исполнительный Комитет зачислить меня в ряды Красной Армии, так как не хочу более служить эксплуататорам и обманывать народ, или назначить на какую-либо другую Советскую службу. Гражданин Михаил Петров Двиночников. В монашестве Роман».

На этом прошении Исполкомом была положена следующая резолюция: «Принять Двиночникова в Красную Армию».
В настоящее время Двиночников служит в Красной Армии и ведет усиленную агитацию против попов. Заявление бывш[его] иеродиакона было отпечатано в нескольких стах экземпляров и расклеено, как по улицам Новой Ладоги, так по селам и деревням Новоладожского уезда.

Оно явилось поводом к горячим спорам о церкви среди местных крестьян, причем сторонники попов и «попизма» терпели неизменно поражение.

Примеру иеродиакона Романа в том же самом монастыре вскоре же последовали 8 послушников и вступили в ряды существующего здесь «батальона беспощадных»»(См.: Одинцов М. И. «Церковь отделяется от государства»: Доклады эксперта Наркомюста М.В.Галкина. 1918 г // Исторический архив. 1993. № 6. С. 167-168)


https://vk.com/wall-162646481_31

Очень любопытно. Я даже видел это обращение в питерской газете за 1918 год.

Ну, и еще немного красных попов, их скоро придется считать.

Collapse )