Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Трудовое соревнование в лагере

Кто сказал, что история трудовых соревнований на производстве не интересна?

Одной из мер приобщения военнопленных к ударному труду являлось трудовое соревнование. Первые попытки организовать его в 1944 г. окончились безрезультатно. К примеру, оберлейтенант Фриц Кюне заявил: «Я не подпишу никакого трудового обязательства. После наших подписей международному общественному мнению будет сказано, что мы, военнопленные, работаем для Советского Союза добровольно…». Только весной 1945 г. между отдельными бригадами удалось заключить трудовой договор. Немалую роль здесь сыграло знание национальной психологии военнопленных. Если среди пленных румын, венгров и чехов рекордные результаты достигались методом бригадной работы, то наилучшие показатели среди немцев проявились в индивидуальном соревновании. Так, немец Август Шульц, изъявивший желание работать на колке дров в одиночку, в день заключения трудового договора выполнил норму на 1032 % (!). Наградой за трудовое усердие стало дополнительное питание.

Популяризация итогов трудовых эстафет предопределила то обстоятельство, что уже к концу 1945 г. трудсоревнованием было охвачено 80 % бригад. Наибольший размах соревнование приняло с момента организации политотделов лагерей в конце 1946 г. При содействии политаппарата и антифашистского актива во всех лагерных отделениях оформлялись трудовые договоры. Так, в договоре между лаготделениями лагеря № 193 говорилось, что военнопленные обязуются добиться суточного заработка не менее 17 р. 20 коп. на человека, довести производительность труда до 200 %, на рубительную станцию подавать за сутки неменее 1500 тележек древесины, не допускать захламленности рабочего места, выдвигать рационализаторские предложения, избегать нарушений дисциплины, выпускать в месяц три стенгазеты и каждую среду проводить лагерный концерт. Итоги соревнования ежемесячно подводились на производственных совещаниях и собраниях военнопленных. К концу 1947 г. почти не осталось бригад, не выполнявших производственных норм, тогда как в 1945 г. таких была половина. Появилось большое число рекордистов, вырабатывавших нормы на 150 % и выше. Только в лагере № 211 таких насчитывалось 380 чел.

Для демонстрации эффективности трудсоревнования приведем следующий пример. В марте 1949 г. под Вытегрой было начато строительство гидроэлектростанции. Согласно плану работ было необходимо вырыть котлован емкостью 12 тыс. кубометров земли. На этом участке было занято до 200 военнопленных, которые не выполняли производственных норм, а средняя производительность труда не превышала 22 %. Такое положение ставило под угрозу выполнение производственно-финансового плана не только лагеря, но и всего строительства. Необходимо было создать у военнопленных уверенность в своих силах и разбить миф о невыполнимости норм выработки на земляных работах. Эту задачу планировалось осуществить посредством проведения 15 апреля «дня Геннекке» под лозунгом «Наш труд – вклад в дело мира». Каждому военнопленному было отведено рабочее место, объявлена норма выработки, что способствовало развертыванию индивидуального соревнования. Уже через два часа после начала работы военнопленный И. А. Грабовский выполнил норму. О его успехе было сообщено остальным пленным. Еще через полчаса бригада Альфреда Зеера дала 196 %, а к обеду – 250 % нормы. Аналогичный подъем производственных показателей был отмечен у военнопленных в лаготделении № 2. После окончания рабочего дня было проведено собрание по итогам «дня Геннекке». Лучших результатов добилось 1-е лаготделение, где план был выполнен на 163,4 %. Ряд бригад выполнил нормы на 200–300 %44. Таким образом, при умелой организации и соответствующей разъяснительной работе трудовые эстафеты обеспечивали значительный подъем производственной инициативы военнопленных.

За перевыполнение трудовых заданий пленные получали премии со стороны предприятий. Бумкомбинат им. Куйбышева премировал лучших производственников одеждой. Так, военнопленный Нерлинг получил пиджак и брюки, Гартманн – летний костюм, Кулик – фуфайку. Кроме того, был устроен обед на 50 чел.45 В лагерях рекордисты помещались в комнаты отдыха с кроватями и полным комплектом постельных принадлежностей. В 1947 г. в лагере № 211 ежемесячно через комнаты отдыха пропускалось до 120 передовиков. Такие методы поощрения создавали у пленных заинтересованность в улучшении трудовых показателей.


А. Л. Кузьминых. Организация труда военнопленных в лагерях НКВД-МВД на Европейском Севере СССР // Мобилизационная модель экономики: исторический опыт России ХХ века: сборник материалов II Всероссийской научной конференции / под ред. Г. А. Гончарова, С. А. Баканова. – Челябинск: Энциклопедия, 2012. С. 566-567.

Интересная книжка, надо будет изучить...

4-я Петроградская дивизия под Ижевском

В общем-то, про эту историю подробно написано в научной статье: Алексеев Д.Ю. 11‑я (4‑я Петроградская ) дивизия на Восточном фронте в 1918 г. // Военная история России XIX–XX веков. Материалы VIII Международной военно-исторической конференции. СПб., 2015. С. 167-187
Но раз уж у меня есть документ, пусть будет.

РГАСПИ. Ф. 71. Оп. 1. Д. 748.

Военно-Политический Комиссар Петроградской Дивизии
Александ ЖАБИН
20 Ноября 1918 г.
№4399.
[…]
ДОКЛАД
Сведения о пехотных частях
Прибывший из 2-й стрелковой бригады /Бугульминского района/ инструктор сообщил что все время продвигаясь с успехом, тесня противника, бригада имеет отличное настроение.
Командный состав еще больше сжился с комиссарами. Красноармейцы держат себя хорошо. Занимая деревню за деревней они помогают комиссарам передать власть деревенской бедноте, борясь с редкими фактами ограб-

Л. 2
-ления жителей. Из крестьян занимаемых деревень в полки поступают добровольцы.
Collapse )

------------------------------------------------------------------------------------------
И добавка. Одна из самых больших удач - нахождение отчета о поездке в Ижевск и Воткинск некого инструктора Гольдберга, предполагаю, что от Наркомата труда. Очень мало документов сохранилось, которые показывают, что вообще творилось там перед восстанием. Умилило, что даже в разгар кризиса и нехватки сырья, из-за чего производство встало, на заводе зарабатывали столько, что крестьяне охотно туда бежали. Проклятые большевики, да...

РГАСПИ. Ф. 71. Оп. 34. Д. 183. Машинописная копия

Л. 1
Д О К Л А Д.
Инструктора Гольдберга о поездке в Ижевский завод 18-го июня 1918 года.


18-го июня утром я выехал в Ижевский завод куда и прибыл в тот же день вечером. На местной бирже я нашел полный хаос. Безработных здесь большое количество а регистрации никакой не ведется. Всего у них записано около 5000 тысяч безработных, но насколько эта цифра соответствует действительности я не мог выяснить потому что не имел ни каких данных для этого. Дело затрудняется тем, что на месте невозможно достать регистрационных карточек. Карточки у них заказаны уж больше месяца но типография завалена работой и когда она выполнит этот заказ совершенно неизвестно.

Collapse )

Западная армия, январь 1919: взгляд изнутри

РГАСПИ. Ф. 71. Оп. 34. Д. 712.

Л. 1

Челябинск
Комкор 3-го Уральского
Приказ Штазапа передаче Вам фронта. Бирск Уфа повидимому только политический смысл, так как стратегические условия совершенно этого не требуют, ибо действовать по трем расходящимся операционным направлениям одна слабая армия не может. Это распоряжение должно повлечь за собою распыление частей Уральского корпуса по трем направлениям передачу их командования чужим начальникам и вообще уничтожение корпуса, какая организация единственная.
Оставление в вашем тылу состава главкозапа лишит корпус всех мастерских и имущества и поставит в полную зависимость. Считаю что Штаб в Златоусте поставит в полную зависимость от генерала Трегубова. Считаю что Шт. Злат. Будет лишь передаточной инстанцией между Штазапом и группами фронта и физически не будет в состоянии что либо сделать, и ответственность будет нести то, это тому то это тому раз Омском Главковерха подобную комбинацию надо ее понимать надлежащим образом и если штаб Уральского корпуса мешает работе только … козану. От Синекуры и совсем устраниться.
Я лично считаю невозможным работать имея тылу Сырового впереди Войцеховского и Люпова, а потому подам в отставку, кстати старый ревматизм опять свалил меня в постель.
17 Дек. 150/л

Наштак. Уральск. ген. Майор СУКИН

Collapse )

Допрос контрразведчика Гурского-Горского

Довольно любопытный документ - невесть как оказавшийся в папках РГАСПИ протокол допроса бывшего белого контрразведчика Гурского-Горского. Машинописная копия не имеет никаких выходных данных и контекста, так что пользуемся только текстом. Автор показаний служил делопроизводителем в контрразведке Симбирска летом 1918 г., потом - следователем контрразведки 3-й армии в Челябинске. С лета 1919 г., по сути, протирал зад в тылу, а после войны ховался, пока не поймали.

В допросе упоминается интересное раскрытие челябинской подпольной организации, через которую в итоге вышли на подполье Екатеринбурга. В советской историографии сообщается, что кроме Образцова подпольщиков выдавал арестованный Иван Зыков, и их советские историки относили к левым эсерам. Также в поздних сочинениях рассказывается, что на Образцова и Зыкова контрразведчики вышли через провокатора Барболина. Возможно, так и есть, хотя Горский о нем не знает, но видно, что провокатором Образцов стал не по своей воле. Судьба его остается неизвестной, а вот его отец был позднее расстрелян ГубЧК. Еще о челябинском подполье можно почитать тут: http://www.chelmuseum.ru/nauka/nauchnye-publikatsii/bolshevistskie-organizatsii-chelyabinska-i-ikh-deyatelnost-v-1919-godu/

РГАСПИ. Ф. 71. Оп. 34. Д. 771

Л.1
ПОДПОЛЬЕ ПРИ КОЛЧАКЕ
ПРОТОКОЛ
Допрос гр-на ГУРСКОГО-ГОРСКОГО Вениамина Михайловича, 36 лет, сына чиновника гор. Симбирска, женатого, безпартийного, имеющего высшее юридическое образование. Последние три года работал в гор. Вятка, в должности директора Театрообъединения – от 6 мая с.г.
По расформированию 150 Вольского полка, в котором я служил по окончанию Казанского Военного училища, я поехал в гор. Симбирск с женой и поступил служит на должность делопроизводителя в уездный военный комиссариат. Здесь служил все в одной должности до занятия Симбирска Народной Армией учредительного собрания и чехами. В момент занятия коммунисты комиссариата эвакуировались вместе с делами, а оставшимся служащим был дан расчет. В числе последних остался и я. Спустя 10-11 дней после занятия белыми Симбирска, была объявлена мобилизация всем офицерам. У меня создалось такое положение, что жена была беременна, и я хотел отправить ее через Самару в гор. Вольск к ее родным, но на пароходе у пристани в Самаре меня узнал какой-то местный офицер и арестовал, а со мной вернулась и жена. Меня направили в контр-разведку, продержав там несколько часов, вызвали на допрос и предъявили мне или садиться в тюрьму или служить у них в контр-разведке. На последнее я согласился, так как предъявлялось мне обвинение в уклонении от мобилизации и в службе у красных. После моего согласия я через Воинского начальника был откомандирован в контр-разведку и назначен делопроизводителем с поручением организовать допроизводство. Здесь я служил с 20 августа до конца сентября 1918 года, т.к. около месяца. За это время организовал делопроизводство контр-разведки. Все делопроизводство состояло в писании разного рода препроводительных на дела аресто-

Л. 2
-ванных, заготовка бланков допроса и обыски, а также ордеров на аресты и обыски. В контр-разведке в Симбирске служили: Начальником Ивановский, он ее и организовал, называя себя уполномоченным комитета членов учредительного собрания, отчества и имя Ивановского не знаю, он уроженец из Казани, по профессии адвокат, говорил мне о себе, что он член партии пр. с-р и что якобы, он же организовывал контр-разведку в Самаре.
Collapse )

Военная история России XIX–XX веков. СПб., 2015

А. С. Кручинин
«Я боюсь только одного Бога»: страница униформологии Гражданской войны


Период Гражданской войны в России трудно назвать «темными веками» (годами), поскольку объем исторических источников, относящихся к этой эпохе, достаточно велик и многие источники еще ждут своего исследователя и публикатора. Тем не менее немало эпизодов борьбы революционных и контрреволюционных сил на поверку оказываются весьма слабо документированными, а предположения и выводы о них приходится то и дело строить на основании отрывочных, заведомо неполных и не всегда согласующихся друг с другом свидетельств. Относится это и к формоведению (униформологии), которое, в условиях широко развитого формотворчества и даже, можно сказать, «униформологического произвола» и хаоса Гражданской войны, получает, казалось бы, обширное поле для исследований, однако зачастую вынуждено довольствоваться свидетельствами довольно «темными». С этим приходится столкнуться и в связи с вопросом о существовании одного из нарукавных знаков, мода на которые была весьма распространена в этот период, в том числе и в Вооруженных силах Юга России.

В воспоминаниях «червоных казаков» 8‑й кавалерийской дивизии В. М. Примакова, относящихся к операциям на Перекопском перешейке весною 1920 г., рассказывается о встрече в бою с «офицерским полком»: «На рукавах у офицеров на фоне черного сердца надпись: «Не боюсь никого, кроме Бога одного»». Рассказ можно принять за анекдот или сознательный вымысел в пропагандистских целях (следующая же фраза: ««Врешь, червонцев испугаешься!» — кричали казаки, кроша молящих о пощаде офицеров») [1], и пропагандистский элемент тут безусловно есть, потому что в конной атаке прочитать надпись на рукаве противника довольно затруднительно; однако упоминание о похожем девизе есть и в гораздо менее идеологизирован-
ном источнике. /188/

Телефонист 136‑го пехотного Таганрогского полка, перебежавший к красным на Перекопе 3/16 апреля, показал, в частности, что среди войск боевого участка, которым командовал генерал Р. М. Тунеберг, имелся полк с подобными знаками различия: «У солдат <…> на левом рукаве надпись я боюсь только одного Бога» [2]. Перебежчик считал эту часть 1‑м Сводным полком Государственной стражи, действительно существовавшим в этот период, но версия о специальной нашивке со столь гордым девизом для стражников (фактически — сельской полиции, выведенной на фронт в угрожающую минуту, когда в бой направлялось все, что только возможно) кажется все‑таки сомнительной, тем более, что сам телефонист принадлежал к другому полку и не мог точно восстановить даже состав группы Тунеберга («…и неизвестные перебежчику части»). С другой стороны, определенная близость перебежчика к штабу своего полка позволяет предположить его сравнительно неплохую информированность; описание же отличительных знаков, помогающее идентифицировать части противника, всегда, если только появлялась возможность, точно фиксировалось — срв. в другой сводке: «Среди всех войск есть и Корниловцы (которые на рукавах с надписью «Корниловцы»)» [3]. Таким образом, текст на загадочной нарукавной нашивке как будто можно считать установленным. /189/

Согласно этому распоряжению, основу бригады 12‑й дивизии должны были составить бывший «Сводный карательный отряд» и «отряд 2‑го боевого сектора укрепленного Одесского района»; бригаде придавались Конно-туземный дивизион и эскадрон Таврического губернского конного отряда, а в качестве бригадной артиллерии — батарея лейб-гвардии Тяжелого артиллерийского дивизиона [6] (позже артиллерия была усилена 6‑й батареей Алексеевской артиллерийской бригады; формирование при бригаде собственного артиллерийского взвода также должно было развернуться, но результаты его кажутся сомнительными). Недоформированная бригада в составе 1‑го Сводного полка (два батальона по две роты) и двухсотенного конного дивизиона в марте — апреле принимала участие в боевых действиях на Перекопе в составе боевого участка генерала Тунеберга, где неоднократно отличалась и понесла тяжелые потери; в ходе реорганизации армии новым главнокомандующим генералом П. Н. Врангелем бригада была расформирована с обращением ее чинов на пополнение Дроздовской дивизии (в приказе Врангеля от 16/29 апреля говорилось лишь об одном «Сводном полку 12 пех [отной] дивизии» [7]; на момент расформирования 1‑го Сводного полка — 25 апреля / 8 мая — в нем насчитывалось 59 офицеров и 316 нижних чинов [8]).

В сохранившихся приказах по бригаде нет указаний на введение полковником Ильиным или генералом Слащовым нарукавных нашивок с девизом; более того, общее состояние обмундирования в бригаде представляется довольно скверным. «Принять энергичные меры, чтобы все офицеры, чиновники и солдаты немедленно нашили погоны сообразно своим чинам и званиям, начертив их в крайнем случае химическим карандашом, а также срочно заготовить деревянные кокарды, обтянув их белой материей», — приказывал Ильин 13/26 марта [9]. Однако, как ни парадоксально, именно нищета могла подтолкнуть начальника бригады к изобретению новых отличительных знаков — неплохого инструмента для сплачивания чинов его новосформированных частей.

В самом деле, элементы униформы могли становиться предметом гордости их носителей и зависти «прочих» — сравним рассказ солдата, зафиксированный писательницей С. З. Федорченко (бывшей сестрой милосердия): «Лежал <в госпитале> с нами один корниловец, рукавом все хвалился: мертвая голова у него на рукаве нашита была, беды не чуял. Все храбрость рассказывал, зверства («зверства» могут быть данью времени — цитируемая часть книги «Народ на во-/190/-йне» готовилась к печати в СССР в 1925–1927 гг. — А. К.), веселился. А тут красные, а тут к нам опрос. Нас не трогают, офицеров волочат куда‑то. К этой мертвой голове с опросом, — нижний чин, говорит, такого‑то простого полка. Про рукавчик ни гу-гу, и мы молчим до поры. Как от окошечка писарек такой рыженький, рябоватенький. «Докладаю, — говорит, — что он корниловец с мертвой головой, и потому, — говорит, — докладаю, что всю, — говорит, — он мою кровь насмешками распалил» [10].

Известны и свидетельства непосредственных участников войны о влиянии внешнего вида войск на их «популярность»: «Убежден, <…> что большое число добровольцев, записавшихся в Белозерский
полк, объясняется главным образом тем обстоятельством, что на параде в день приезда главнокомандующего белозерцы произвели впечатление своими касками» [11], — или: «Музыкантов нарядили в синие штаны и каски. Это произвело фурор среди публики, и в нашу батарею явилось человек шесть добровольцев» [12].

Все это вполне соответствует требованиям Ильина: «Новички, прибывшие в бригаду, должны гордиться нашей славой и доблестью части, должны преисполниться тем громадным духом самопожертвования и любви к Родине, которые царят во всех сердцах офицера и солдата бригады» [13]; для достижения подобной цели гордый девиз был бы как нельзя более кстати. С другой стороны, нашивка являлась слишком серьезным нововведением, требующим утверждения со стороны начальства, — но такового могло не состояться просто из‑за краткости срока существования бригады. А 17/30 апреля был издан приказ главнокомандующего, в котором Врангель специально отмечал: «Никаких неустановленных приказами отличий с разного рода надписями (NB! — А. К.) не допускаю» [14] (речь идет явно об «отличительных знаках», а не о наградах — «знаках отличия»). Засвидетельствовав встречавшееся в войсковых частях самостоятельное творчество начальников в области униформы, приказ одновременно должен был и положить предел этому явлению.

Возвращаясь к свидетельству мемуариста-«червонца», следует заметить, что нашивка в форме «сердца» на самом деле, скорее всего, представляла собою щиток «каплевидной», «миндалевидной», «древнерусской» формы, какие встречались даже в Корниловских частях, где установленная форма нарукавного щитка была более сложной [15]. Предположение, будто весь личный состав бригады или хотя бы одного пехотного полка имел нашивки из черной материи с довольно /190/ сложной надписью, не кажется нам правдоподобным, особенно в сопоставлении с отмеченной выше бедностью экипировки бригады, однако часть офицеров вполне могла носить примерно такие отличительные щитки, как вспоминает «червонец».

Таким образом, размышления над имеющимися скудными свидетельствами о форме обмундирования Сводной бригады 12‑й пехотной дивизии весною 1920 г. позволяют воссоздать на конкретном примере подлинную картину не только снабжения и экипировки Вооруженных сил Юга России в данный период, но и пестроты знаков различия и свободы инициативы отдельных начальников в этой области. Сам же девиз «Я боюсь только одного Бога» становится живым и ярким выражением боевого духа войск Слащова, отстоявших Крым в тяжелой зимне-весенней кампании и, по горделивому замечанию их командующего, тем самым «затянувших гражданскую войну на целый год» [16].

Список литературы
Мамонтов, Сергей Иванович. Походы и кони. Paris: YMCA-Press, [1981]. 476 с.
Червонное Казачество: 5 лет, 1918–1923: Сборник материалов по истории Червонного Казачества. [Харьков]: [Путь просвещения; Молодой рабочий], [1923]. 304 с.
Слащов, Яков Александрович. Крым в 1920 г.: Отрывки из воспоминаний. М.; Л.: Государственное Издательство, [1924]. 148 с.
Федорченко, София Захаровна. Народ на войне. М.: Советский писатель, 1990. 400 с.
Штейфон, Борис Александрович. Кризис добровольчества. Белград: Русская типография, 1928. 132 с.

References
Chervonnoe Kazachestvo: 5 let, 1918–1923: Sbornik materialov po istorii Chervonnogo Kazachestva [Red Cossaks: 5 years, 1918–1923: Materials on the history of the Red Cossaks]. Kharkov 1923.
Fedorchenko, Sofiya Zaharovna, Narod na voyne [People in the War]. Moscow 1990. Mamontov, Sergey Ivanovich, Pohody i koni [Campaigns and Horses], Paris 1981.
Shteyfon, Boris Aleksandrovich, Krisis dobrovol’chestva [Volunteer Movement Crisis]. Belgrad 1928.
Slaschov, Yakov Aleksandrovich, Krym v 1920 g.: Otryvki iz vospominaniy [Crimea in 1920: Excerpts from the memoires] Moscow Lemingrad 1924.

Примечания
1. Червонное Казачество. 5 лет, 1918–1923: Сборник материалов по истории Червонного Казачества. [Харьков]: [Путь просвещения; Молодой рабочий], [1923]. С. 286.
2. РГВА. Ф. 449. Оп. 1. Д. 10. Л. 83. /192/
3. Там же. Ф. 7682. Оп. 1. Д. 40. Л. 28 об.
4. Там же. Ф. 39683. Оп. 1. Д. 6. Л. 76.
5. Там же. Ф. 39660. Оп. 1. Д. 219. Л. 170.
6. Там же. Ф. 39683. Оп. 1. Д. 6. Л. 16.
7. Там же. Ф. 39540. Оп. 1. Д. 178. Л. 13.
8. Там же. Ф. 39684. Оп. 1. Д. 12. Л. 66.
9. Там же. Ф. 39683. Оп. 1. Д. 6. Л. 37 об.
10. Федорченко С. З. Народ на войне. М.: Советский писатель, 1990. С. 182.
11. Штейфон Б. А. Кризис добровольчества. Белград: Русская типография, 1928. С. 58.
12. Мамонтов С. И. Походы и кони. Paris: YMCA-Press, [1981]. С. 246.
13. РГВА. Ф. 39683. Оп. 1. Д. 6. Л. 76 об.
14. Там же. Ф. 39540. Оп. 1. Д. 178. Л. 14.
15. См. рисунок «А. В.» (А. Н. Воронецкого) в журнале: Донская Волна: Еженедельник
истории, литературы и сатиры. Ростов-на-Дону, 1918. № 5, 8 июля [старого стиля].
С. 3.
16. Слащов Я. А. Крым в 1920 г.: Отрывки из воспоминаний. М.; Л.: Государственное
издательство, [1924]. С. 41. /193/

Военная история России XIX–XX веков. Материалы VIII Международной военно-исторической конференции / Под. ред. А. В. Арановича, Д. Ю. Алексеева. Санкт-Петербург, 20–21 ноября 2015 г. Сб. научных статей. — СПб.: СПбГУПТД, 2015. С. 188-193.

Сборник легко нагуглить, но на всякий пожарный, пару статей из него перенес на другой сайт - мало ли. Советую заглянуть и интересующимся, там много всякого интересного есть.

Романов К.С. Губернаторский корпус Российской империи (1894–1917 гг.) // Военная история России XIX–XX веков. Материалы VIII Международной военно-исторической конференции / Под. ред. А. В. Арановича, Д. Ю. Алексеева. Санкт-Петербург, 20–21 ноября 2015 г.

Алексеев Д.Ю. 11‑я (4‑я Петроградская ) дивизия на Восточном фронте в 1918 г. // Военная история России XIX–XX веков. Материалы VIII Международной военно-исторической конференции. СПб., 2015. С. 167-187

Гатчинские дни Рябова под Казанью и в Сибири



В интернете уже порядком давно как всплыла интересная книженция - Alexander Riaboff. Gatchina Days. Von Hardesty, Editor Smithsonian Institution Press. Washington, D.C. 1984. Воспоминания летчика царской и белой армии, который в 1921 г. уехал в Китай, а потом в США. Я из интереса скачал книгу по ссылке, а потом заодно и доработал - сделал OCR и какую-никакую обрезку. Теперь всем этим можно пользоваться - новый вариант можно скачать здесь.

Несколько впечатлений и описаний. Сразу скажу, что с "Военлетами погибшей империи" сведения не сверял - ограничусь кратким резюме. Это мемуары в ныне хорошо известном стиле "воспоминания белого офицера, который был совершенно ничего не представляющим рядовым человеком". Автор - сын управляющего фабрикой в Москве, в начале Первой мировой - обыкновенный, ничем не выделяющийся студент умеренно-либеральных взглядов. Когда понял, что от войны не отвертеться - решил героически пойти добровольцем... в авиацию, о которой до этого ни малейшего представления не имел. В воспоминаниях прозрачно говорится, что юноше не хотелось месить грязь в инфантерии, а пилотом быть и приятно, и выгодно - собьют, значит сразу разобьешься.

Collapse )

Юлин и Бородино

До того, как стать звездой левого ютуба, Юлин промышлял тем, что торговал контрабандой на Малой Арнаутской тискал книжки-компиляции через издательства за мелкий гешефт. В принципе, ничего не поменялось.

https://www.facebook.com/groups/516415375067328/permalink/4489579374417555/

Борис Юлин и Бородино.

А.И. Попов.Эпидемия Дилетантизма. Опубликовано: Известия Самарского научного центра Российской академии наук, т. 12, №2, 2010.


Приближается долгожданное и священное для каждого российского человека событие - 200-летие Отечественной войны 1812 года. Но у исследователей этой темы уже давно зародились опасения, что к юбилею могут "примазаться" и некоторые недобросовестные сочинители.

<...>
Collapse )

Каждый десятый (1984)



Я тут благодаря ленте наткнулся на забытый истерн 80-х от Ленфильма "Каждый десятый", и промотал его, глядя в полглаза.  А что, всего час с небольшим идет.

https://www.youtube.com/watch?v=LAOP3k9WrH0&ab_channel=%D0%9A%D0%98%D0%9D%D0%9E%D0%A5%D0%A5%D0%92%D0%95%D0%9A%3A%D1%80%D0%B5%D1%82%D1%80%D0%BE-%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B8%D0%B2

Военный фильм, драма. Режиссер: Михаил Ордовский. В ролях: Раиса Зайцева, Лев Борисов, Владимир Ерёмин и др. Пять красноармейцев, оказавшиеся в тылу колчаковцев, захватили вражеский броневик и взяли в плен офицера разведки. От него они узнают, что вскоре по реке должен пройти пароход с оружием и боеприпасами для предстоящего контрнаступления белых. Как остановить судно, захватить его, а затем провезти столь ценный груз сквозь засады и кордоны колчаковцев, окопавшихся по обеим сторонам реки?...

Коротко кое-что отмечу.

Collapse )

План взятия Орска и Доклад Каппеля о 2-й стрелковой дивизии

РГАСПИ. Ф. 71. Оп. 34. Д. 172.

Л. 1

Д О К Л А Д
на дерективу командующего войсками Оренбургского Военного Округа от 5-го сентября с/г за №81. – Составленный согласно приложенного к директиве конспекта.
Боевое расположение противника не представляет из себя сплошной цепи окопов или сторожевого охранения, а только редкую перерывчатую цепь окопов, которые днем и ночью заняты красными при пулеметах. /Месторасположение окопов указано на прилагаемой карте/.
Квартирное расположение противника таково: гуще всего заселен центр города /общественные здания и дома буржуев/, затем Ташкент и Форштадт. Женский монастырь является вроде опорного пункта. Главным наблюдательным пунктом служит нагорная церковь, на которой находится пулемет и телефон.
Силы противника в общем исчисляются до 9 тысяч, из которых до 4 ½ тысяч вполне боеспособны. Боеспособность другой половины довольно слабая.
Название и численность частей противника приблизительно такова:
Collapse )

Командующий
Бузулукской Группой
30 октября
1918 г.
№668
КОМАНДУЮЩЕМУ ЮГО ЗАПАДНОЙ АРМИЕЙ
ст. С……………
Р А П О Р Т
Входящая в состав Бузулукской группы вверенная мне 2-я Стрелковая Дивизия в первоначальном виде была составлена из многочисленных, самостоятельных сформировавшихся в первом периоде борьбы с большевиками, мелких единиц, которые начали сводиться в дивизию с 20-го июля. Сюда вошли отряды из Сызрани, Хвалынска и Вольска и из этих уездов.

Collapse )

Как товарищ Подвойский обещал разгромить чехословаков

Т Е Л Е Г Р А М М А
МОСКВА НАКОВОЕН ТРОЦКОМУ из Курского
Пол. Штаба б/номера и без слов. 13 мая 18 г.?
Москва Предсовнарком Ленину НАркомвен Троцкому.


Победа над чехо-словаками может быть добыта в настоящее время не ударными группами, не ловкими маневрами, а введением в войну хотя и малообученных, но больших масс, решительно и быстро действующих.
Ни Муравьев, ни Вацетис не Военно-Революционный Совет не смогли и не построят в будущем своей тактики, а посему они обречены на длительную войну или верне на ожидание – когда произойдет перелом в массах.
Изучение положения на Самарском, Челябинском фронтах при содействии военных специалистов и вдумчивых советских работников дают мне основа-

Л. 25
-ние утверждать что этот перелом может произойти или в ближайшее время при большой агитационной и организационной работе, или его придется вызвать сильными мерами и средствами, потрясениями и встрясками.
Collapse )