voencomuezd (voencomuezd) wrote,
voencomuezd
voencomuezd

Преображенский об уральских восстаниях

Читаю книгу о Е.А.Преображенском, которую коммари все-таки нашел в недрах сети, а там как раз две его корреспонденции о Невьянском и Верхне-Исетском восстаниях. Ну, пусть будут для коллекции.
Но вообще, книга и без того отличная. Много интересного. Например, в 1917 г. Преображенский опубликовал огромную статью об уральском рабочем классе и местной промышленности. По его словам, местная промышленность была откровенно отстала, а соответственно, оказался чудовищно отстал и уральский рабочий класс. Много данных о землевладении рабочих, их положении и т.д.
Понял вдруг, что тогдашние коммунисты много знали и о политике, и о промышленности, и о положении в деревне. А что сегодняшние левые публицисты и члены партии могут показать в качестве своих познаний? Вот то-то...

СТАТЬЯ «УРАЛЬСКАЯ КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ», ОПУБЛИКОВАННАЯ В ГАЗЕТЕ «ПРАВДА» 29 (16) - 30 (17) июня 1918 г.
№ 25. УРАЛЬСКАЯ КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ
29 (16) июня


I*

Когда рабочие уральских заводов по призыву областного военного комиссариата отослали на фронт против чехословаков лучшие свои силы, когда, в частности, из Невьянского завода ушла, ставши под ружье, почти вся местная организация коммунистов в числе 300 человек, то эвакуированная в завод из Луги рота автомобилистов, все время стоявшая в оппозиции местному Совету, начала контрреволюционное восстание. Эта рота, состоявшая из различных белогвардейских элементов, должна была руководить ремонтом автомобильного имущества, на деле же все имущество, и в том числе два броневика, предназначенных для борьбы с чехословаками, /250/ было употреблено против советской власти. Восстанием руководил некий Елисеенко, выдававший себя за анархиста. Кроме того, во главе движения встал военный штаб, в который кроме Елисеенко вошли офицеры-кадеты: Мелентьев, Фролов, Миллер (аптекарь по профессии), Хионин (фотограф), затем туда же вошел студент Бродовский, племянник миллионера, правый эсер Воробьев и лидер местных меньшевиков Бахтин.

Восставшие арестовали местный Совет, комиссаров и не ушедших на фронт большевиков в числе 22 человек и посадили в арестный дом. При аресте следственной комиссии был убит председатель комиссии и его товарищ. Было сделано* собрание фронтовиков, и бывшие офицеры и солдаты из кулаков вошли в белую гвардию. На устроенном митинге один из автомобилистов, матрос-белогвардеец, доказывал, что после свержения советской власти надо устроить так, чтобы страной управлял один опытный в этом деле человек. На митинге, хотя и запуганная, масса обывателей высказалась против расстрела арестованных и за разбор дела в следственной комиссии. Надо сказать, что контрреволюционеры, прервав сообщение с Екатеринбургом, уверили массы, что Екатеринбург взят, все комиссары разбежались, разграбив казенные деньги. Советская власть всюду пала. Они настаивали на расстреле арестованных.

Отрядами, посланными почти одновременно со стороны Екатеринбурга и Перми, а также при поддержке вооруженных рабочих заводов Кушвы, Тагила и других невьянские белогвардейцы были взяты в клещи. Скоро арестованные товарищи услыхали уже треск пулеметов, все ближе и ближе приближавшийся к заводу. Для арестованных пришли наиболее жуткие часы. Один из арестованных, т. Каскович**, был расстрелян еще в ночь с 12 на 13 июня. Остальные ждали расстрела тогда же, но решение митинга спасло им жизнь. Теперь приближался момент расправы над арестованными со стороны отступавших белогвардейцев. Проклятые убийцы начали расстрел наших товарищей через окна камеры, а затем забросали их ручными гранатами. Когда часть товарищей валялась на полу в лужах крови, с оторванными руками и ногами и вывороченными внутренностями, раздался крик: «Кто жив, поднимайся!» Оставшиеся в живых стали подниматься, раненые застонали, товарищи думали, что это подошли красноармейцы. Но это был подлый обман со стороны палачей. Увидя, что часть арестованных еще жива, белогвардейцы снова начали бросать гранаты в камеру, чтобы добить остальных.

Скоро, однако, наступавшие наши силы заставили белогвардейцев отойти от тюрьмы, и красноармейцы стали отворять двери. Оставшиеся в живых и не раненые три человека собрались отбиваться бутылками, думая, что снова их обманывают белогвардейцы, но на этот раз обмана не было. Когда стало ясно, что пришли товарищи освобождать, зашевелились и раненые. Одни умоляли пристрелить их, т.к. не было сил переносить дальше мучения, другие просили перевязать. Трое оставшихся в живых схватили винтовки и бросились за отступавшими палачами вместе с прибывшими красноармейцами.

Вот в самых кратких и сухих словах то, что по дороге в Москву рассказал мне товарищ из Невьянска, один из тех трех оставшихся в живых, которым гранаты белогвардейцев каким-то чудом не выпотрошили внутренностей и не оборвали рук.

В Красноуфимском уезде, по полученным в Екатеринбурге сведениям, контрреволюционеры при разгоне Советов прибегали к иным средствам борьбы за Учредительное собрание. Наших товарищей там живыми закапывали в землю, отрезали им уши, носы и т.д., убивали детей и жен бедноты, победившей кулаков.

* Так & тексте.
** Фамилия указана неверно. Правильно: С.Ф. Коськович. /251/

Много выводов можно сделать из приведенных фактов. Я хочу отметить лишь одно обстоятельство.

Пусть пролетариат России знает, что на Урале сознательным рабочим Урала выворачивали внутренности и отрывали ноги белогвардейцы, в штабе которых вместе с кадетами и черносотенцами были один меньшевик и один правый эсер.

Пусть они знают; что Учредительное собрание Скоропадских и Черновых пытается заложить фундамент своей власти на закопанных живьем в землю представителях деревенской бедноты, наотрезанных ушах и носах крестьян, на вывороченных ногах и руках их детей и жен, на пепле их убогих домов.

Е. Преображенский

№ 26. УРАЛЬСКАЯ КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ
30(17) июня


II

В предыдущей статье я говорил об одном из самых сильных проявлений контрреволюции на Урале - о невьянском восстании. Теперь я остановлюсь на других контрреволюционных вспышках, а затем на выяснении социальной базы, на которую опиралась и способна опереться и в будущем контрреволюция на Урале в своих безнадежных попытках свергнуть советскую власть.

Одновременно с невьянским выступлением должно было, по расчету заговорщиков, произойти восстание и в самом Екатеринбурге под руководством союза фронтовиков с Верх-Исетского завода. (Завод расположен в двух верстах от города.) Союз фронтовиков, усердно поддерживаемый кулацкими элементами завода и имевший председателем бывшего прапорщика, ярого защитника Учредительного собрания, обратился в военный комиссариат с требованием выдать членам союза оружие, чтоб они, старые солдаты, могли «в один день разбить чехословаков». Требование было отклонено, а желающим бороться с чехословаками было предложено вступить 8 ряды Красной армии на общем основании. Союз отказался от этого и на двух митингах, устроенных один за другим 11 и 12 июня на Верх-Исетской площади, при стечении всех контрреволюционных элементов поселка и города велась агитация под лозунгом «Долой Совет, он не дает оружия для борьбы с чехословаками». Этот лозунг был подлым обманом масс, которых заговорщики не решились пока призывать на помощь чехословацкому восстанию. Этот обман документально был разоблачен несколько дней спустя, когда ускользавший от преследования наших товарищей прапорщик, председатель союза фронтовиков, бросил в окно своей квартиры записку такого содержания: «Уезжаю из Екатеринбурга, надеюсь скоро вернуться с чехословаками».

Получить оружие, свергнуть Совет и присоединиться к чехословакам — вот был настоящий план заговорщиков. Когда получить оружие не удалось, заговорщики решили разграбить оружейный склад 1 -го железнодорожного района. Между прочим, на митинг с обещанием поддержки явились черносотенные элементы из железнодорожников и депутаты конной сотни красноармейцев, немедленно после того разоруженных (сотня состояла в большинстве из хулиганских и темных элементов, и ее предполагалось разоружить гораздо раньше).

Первый митинг разошелся сам, и присланные для его разгона и ареста заговорщиков вооруженные силы опоздали. На другой день митинг начался, но при приближении /252/ наших сил заговорщики разбежались. Небольшая лишь часть их была арестована, а один,
собиравшийся бросить в наш отряд ручную гранату, был тут же на месте расстрелян. В других местах и в другое время было арестовано несколько десятков заговорщиков, в большинстве вооруженных.

Таким образом, попытка устроить восстание в Екатеринбурге кончилась полной неудачей для заговорщиков, хотя с очень небольшим уроном с их стороны.

Необходимо тут же отметить и заклеймить перед всеми трудовыми массами России, что на контрреволюционном митинге в Верх-Исетске резолюция с требованием разгона Совета была принята по предложению субъекта, выступавшего от имени федерации анархистов. Правда, ассоциация анархистов потом (в том-то и суть, что потом) открестилась печатно от этого субъекта, но это отмежевание слишком дешево стоит. Перед чехословацким выступлением анархисты в своих выступлениях против советской власти сливались со всеми черносотенцами, и неудивительно, что на митинге все руки лавочников, бывших жандармов и белогвардейцев трогательно поднялись за резолюцию, предложенную от имени группы анархистов. Для контрреволюционеров важно провести в жизнь лозунг «Долой советскую власть» в союзе с анархистами, а что потом делать, это они знают хорошо сами.

Интересно и то, что на одном тайном собрании заговорщиков ночью в лесу, где случайно немым слушателем был один наш товарищ, по вопросу о том, к кому должна перейти власть после разгона Советов, между заговорщиками произошел чрезвычайно характерный спор, чуть не кончившийся врукопашную. Одни стояли за то, что власть [надо] передать Учредительному собранию. Другие горячо восставали против, утверждая, что при Учредительном собрании будет еще хуже, а лучше остаться просто без власти (блок уголовного элемента и запутавшихся под влиянием анархистов темных элементов из рабочих). Третьи говорили, что сейчас не стоит спорить, кому должна перейти власть, «потом видно будет», важно свергнуть теперешнюю власть. Эти «третьи» и есть настоящие черносотенцы и руководители контрреволюцией, помалкивающие пока что о монархии. В сущности, собрание, не вынесшее никакого решения о том, что должно быть на другой день после переворота, и в то же время не оставившее намерение советскую власть свергнуть, поступило вполне по их рецепту.

Кроме Невьянска Советы были разогнаны в Верх-Нейвинске, а также в Полевском Заводе, где банда фронтовиков вырыла даже окопы при приближении советских сил. Мятежники были разбиты в течение нескольких часов и многие арестованы. Попытки к разгону Советов были и в других заводах, откуда на фронт ушли лучшие силы рабочих, а на месте имелись еще раньше организованные группы контрреволюционеров. В настоящий момент, когда на свой тыл на Урале обращено серьезное внимание, посланы десятки агитаторов с литературой от нашей партии и усилена чисто военная охрана, вряд ли можно ожидать серьезных контрреволюционных вспышек, там, где такие вспышки были и были подавлены, атмосфера сразу очистилась и рабочие массы резко отмежевались от буржуазно-кулацких элементов.

Е. Преображенский
Правда. 1918.29 (16), 30 (17) июня

Е.А. Преображенский: Архивные документы и материалы: 1886-1920 гг. / Сост, М.М- Горинов. - М.: Издательство Главархива Москвы, 2006. С.250-253
Tags: Урал, рабочее движение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments