?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Nov. 18th, 2013

ВИЦЕ-АДМИРАЛ А.В.Колчак. «Считаю, что моя дальнейшая деятельность в Черном море... не может быть полезна»
Обстоятельства смещения с должности командующего Черноморским флотом в июне 1917 года

Военно-исторический журнал. №1-2008. С.24-26.

Оставление должности командующего Черноморским флотом в июне 1917 года является одним из наиболее легендарных сюжетов биографии Александра Васильевича Колчака [1]. Едва ли не все научные исследования и публицистические сочинения о жизнедеятельности адмирала содержат описания (к сожалению, различной степени достоверности) эпической сцены выбрасывания за борт «Георгия Победоносца» Георгиевского оружия, пожалованного за участие в обороне Порт-Артура, и последующего отъезда Колчака из Севастополя.

Впервые публикуемая подборка документов освещает фактические обстоятельства отстранения А. В. Колчака от должности командующего флотом. Особую, на наш взгляд, научную ценность имеет фрагмент рукописи воспоминаний очевидца этих событий - помощника начальника военно-сухопутного отдела штаба командующего Черноморским флотом полковника Сергея Николаевича Сомова.

Публикуемые документы находятся на хранении в Государственном архиве Российской Федерации (ГА РФ). Личный фонд С.Н. Сомова был передан в ГА РФ в составе Русского заграничного исторического архива (РЗИА) в 1946 году. В этом фонде, в частности, хранятся рукописные воспоминания С.Н. Сомова «В Севастополе. Ноябрь 1915 г. — июнь 1918 г.». В публикации приведена одна из 54 глав воспоминаний, в которой мемуарист описывает инцидент, возникший в связи с постановлением делегатского собрания о разоружении офицеров.

Официальные документы, в том числе телеграммы А.В. Колчака, отражающие события, происходившие в Севастополе 6—7 (19—20) июня 1917 года, сохранились в фонде Канцелярии Временного правительства. Документы расположены в хронологическом порядке. Все даты в документах приведены, как и в оригиналах, по старому стилю.

Документ 1
Копия телеграммы флаг-капитана
Морского штаба Верховного главнокомандующего капитана 1 ранга А.Д. Бубнова первому помощнику морского министра капитану 1 ранга Б.П. Дудорову от 6 июня 1917 года

Доложите немедленно морскому министру, где бы он ни находился, следующую полученную мною телеграмму от начальника штаба Черноморского флота: «Делегатское собрание постановило немедленно сменить командующего флотом и меня, сдав должности очередным по старшинству в присутствии комиссии, которую сейчас выбирают. Митинг требует немедленного ареста командующего флотом. Делегатское собрание с этим не согласилось и постановило завтра обсудить вопрос об аресте. В судовых и полковых комитетах можно ожидать проявления насилия по отношению к командующему до обсуждения вопроса об аресте.


Подписал: Смирнов

Государственный архив Российской Федерации. Ф. 1779. Оп. 2. Д. 120. Л. 118. Копия. Машинопись.

Документ 2
Телеграмма командующего Черноморским флотом вице-адмирала А.В. Колчака от 6 июня 1917 г. № 1256/оп
Срочная. Секретная. Сборная. Только для министра — председателя. Из штаба ком[андующего] Черн[оморским] флотом HP 1256/оп По остальным уже передана срочная мин[истру] мор[скому] министру — председателю Петроград Верховному главнокомандующему. Ставка


Сегодня делегатское собрание постановило отобрать от всех офицеров оружие, что и приведено в исполнение судовыми и полковыми комитетами, такое же требование предъявлено и мне. Этим поступком наносится глубокое оскорбление мне и всему офицерскому составу, вносится рознь и разлад в вооруженную силу. Считаю, что моя дальнейшая деятельность в Черном море, равно как и деятельность начальника моего штаба, более не может быть полезна, и для блага Отечества необходимо немедленное назначение нового командующего флотом г нового начальника штаба. 17 час 30 мин 6 июня 1917 года. Номер 1256/оп.

Колчак

Государственный архив Российской Федерации. Ф. 1779. Оп. 2. Д. 120. Л. 123. Подлинник. Машинопись на телеграфном бланке.

/24/

Документ З
Телеграмма командующего Черноморским флотом вице-адмирала А.В. Колчака от 7 июня 1917 г. № 1239/оп


Петроград мин[истру] мор[скому] и министру — председателю Верховному главнокомандующему Ставка Петроград из штаба командующего] Черноморским] флотом №1239/оп Только один министру — председателю

Вследствие требования делегатского собрания я и начальник штаба каперанг Смирнов [2] сдали должности контр-адмиралу Лукину [3] и каперангу Зарину [4]. 00 час 7 июня № 1239/оп.

Колчак

Государственный архив Российской Федерации. Ф. 1779. Оп. 2. Д. 120. Л. 124. Подлинник. Машинопись на телеграфном бланке.

Документ 4
Копия телеграммы Временного правительства в Севастополь от 7 июня 1917 года


Три адреса: 1) Командующему флотом
2) Адмиралу Лукину
3) Центральному Комитету

Временное правительство требует:
первое: немедленного подчинения Черноморского флота законной власти,

второе*: приказывает [вице-]адмиралу Колчаку и капитану [ 1 ранга] Смирнову, допустившим явный бунт, немедленно выехать в Петроград для личного доклада,

третье: временное командование Черноморским флотом принять [контр-]адмиралу Лукину с возложением обязанности начальника штаба временно на лицо по его усмотрению,

четвертое: адмиралу Лукину немедленно выполнить непреклонную волю Временного правительства: всеми мерами водворить в Черном море порядок, подчинение закону и воинскому долгу, возвратить оружие офицерам в день получения сего повеления, восстановить деятельность должностных лиц и комитетов в законных формах, чинов, которые осмелятся не подчиниться сему повелению, немедленно арестовать как изменников Отечеству и революции и предать суду. Об исполнении сего телеграфно доложить в 24 часа.

Напомнить командам, что до сих пор Черноморский флот почитался всей страной : оплотом свободы и революции.

*Курсивом выделены слова, в тексте оригинала подчеркнутые простым карандашом.
П о д п и с а л [ и ]: министр-председатель
князь Львов Морской министр Керенский
Помета: Сафонов


Государственный архив Российской Федерации. Ф. 1779. Оп. 2. Д. 120. Л. 119. Копия. Машинопись.

Документ 5

Из воспоминаний помощника начальника военно-сухопутного отдела оперативной части штаба командующего Черноморским флотом полковника Сергея Николаевича Сомова «В Севастополе. Ноябрь 1915 — июнь 1918 года»

Начало развала. Митинг в цирке. Отъезд адмирала Колчака

Приезд Керенского и в особенности его выступление на митинге послужили толчком к началу развала во флоте. После его отъезда дисциплина быстро начала падать. Матросы начали появляться на улицах неопрятно одетыми и в пьяном виде.

На бульваре и на улицах они начали затрагивать дам и бесцеремонно расталкивать встречную публику, требуя себе дорогу.

Одновременно участили свои наезды делегации Балтийского флота, состоявшие, как я уже писал выше, из агитаторов [5]. Делегации эти упорно призывали к истреблению офицеров и к окончанию войны. Темные силы настойчиво работали над созданием ненависти к офицерам и над разложением армии. Шестого июня из Балтики приехала особенно большая делегация.

В цирке собрался митинг, на который на этот раз совершенно открыто явились и делегаты Балтики. На митинге решались не вопросы охраны чести России, а обсуждались планы расправы с офицерством. Бурлили страсти, раздавались кровавые призывы, и маленькой группе порядка стоило большого труда одержать разбуженные низменные инстинкты.

Здесь в цирке собрались матросы и солдаты, превратившиеся в чернь, готовую по первому знаку громить и резать. Всего три месяца понадобилось на то, чтобы чудное наследие прошлого — «доблестную русскую армию» — превратить в банду хулиганов.

Среди этой банды было рискованно сидеть, но удерживало желание лично видеть происходившее.

Вопреки убеждениям маленькой группы горячих патриотов, митинг, отвергнув кровавые предложения, вынес унизительное постановление о разоружении офицеров и адмирала Колчака.

После этого постановления я покинул цирк и отправился в штаб флота.

Почти вслед за мной на «Георгий Победоносец» прибыла из цирка делегация, выбранная участниками митинга для приведения в исполнение его постановления.

Командующий флотом, узнав о прибытии делегации, приказал выстроить на палубе всю ко/25/манду корабля, а на правом фланге ее построиться всем офицерам без оружия.

Приказание было немедленно исполнено. Впереди фронта стояла прибывшая делегация.

«Смирно, господа офицеры!» — разнеслась по кораблю команда. Велико было мое удивление, когда она была немедленно исполнена. Фронт замер. Точно перед грозой наступила мертвая тишина. Несколько сот пар матросских глаз напряженно внимательным взглядом уставились в люк, ведущий в палубу.

Офицеры были взволнованы. Никто из них не верил, чтобы адмирал Колчак отдал оружие, но тогда... чем все это кончится? Душа кипела от этого нового оскорбления! Стоя встрою, я старался проникнуть в душу стоявших против меня трех матросов делегации. Мне хотелось прочесть их мысли и понять, какая сила привела их сюда, а также, что переживают они сейчас, за несколько минут до встречи со своим популярным адмиралом.

На их лицах играли едва уловимые улыбки. «Вот-де мы какие», — точно говорили они. Выражение их лиц было тупое, упрямое. Общий облик малоразвитых людей. Только такие и могли согласиться на выполнение чудовищной миссии.

Появился адмирал Колчак в фуражке и белом кителе. Он был без оружия. За ним шел флаг-офицер с портфелем.

Быстро пройдя мимо офицеров, Колчак подошел к фронту матросов. Лицо его было бледно. Углы рта подергивал еле заметный тик. Выражение лица — сосредоточенное и угрюмое, не предвещавшее ничего доброго. Общий вид, как всегда, решительный. Подойдя к фронту, он на секунду задумался. Наступила решительная минута. Волнение отразилось и на лицах матросов.

«Собравшийся в цирке митинг матросов, — начал он говорить, — вынес постановление об отобрании у меня оружия. Даже враги-японцы, к которым я попал в плен в Порт-Артуре, вернули мне кортик. Матросы же командуемого мною флота оказались хуже врагов. Забыв о долге, они нанесли мне тяжкое оскорбление. Негодяи, забывшие честь, долг перед Родиной и присягу, осмелившиеся явиться сюда за моим оружием», — продолжал он все повышающимся резким голосом.

Лица делегатов побелели, и они боязливо оглянулись вокруг.

«Вы его не получите! Флаг-офицер, дайте мое оружие».

Флаг-офицер вынул из портфеля и подал адмиралу кортик с золотой рукояткой и георгиевским темляком.

Взяв его, адмирал Колчак резким движением швырнул кортик в море. На душе стало тревожно, но радостно. Новое оскорбление было избегнуто благодаря найденному почетному выходу.

«Ваше превосходительство, черноморцы не виноваты. Это проклятые балтийцы все мутят. Мы не осмелились бы», — раздались восклицания из фронта.

Колчак не слушал их. Обратившись к делегатам, он приказал им немедленно убраться с «Георгия Победоносца».

Те кубарем скатились по трапу в катер, опасаясь, очевидно, быть сброшенными в море. Торжествующие улыбки сошли с их лиц, и на них был написан животный страх.

Адмирал Колчак спустился вниз. Взволнованные и смущенные, матросы разошлись по палубе, сетуя на балтийцев, приезжавших сеять раздор и смуту.

В тот же день вечером адмирал Колчак и капитан 1 ранга Смирнов съехали с корабля в гостиницу «Кисть», сообщив о происшествии в Ставку. На другой день по телеграмме Керенского они выехали оба в Петроград.

Смутьяны пустили слух: кортик был из чистого золота, а потому адмирал и бросил его в море, чтобы он не достался матросам.

Нашлись любители-водолазы, в поисках за «золотым» кортиком спускавшиеся на морское дно. Однако все их розыски были бесплодны. Кортик был найден впоследствии совершенно случайно.

Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р-6378. Оп. 1.Д. 1. Л. 242-247. Подлинник. Автограф.

ПРИМЕЧАНИЯ
1. Колчак Александр Васильевич (1874—1920) — адмирал (1918). Командующий флотом Чёрного моря (1916—1917). Руководитель морской миссии в США (1917). Военный и морской министр «Делового» («всероссийского») Совета министров Уфимской директории (1918), Верховный правитель России (1918—1920). После выдачи чехословацкими войсками Иркутскому РВК расстрелян. Кавалер Золотого оружия «За храбрость» (1905), ордена Св. Георгия 4-й степени (1915) и 3-й степени (1919).

2. Смирнов Михаил Иванович (1880—1940) — контрадмирал (1918). Флаг-капитан по оперативной части (1916—1917), начальник штаба Черноморского флота (1917). Член военно-морской миссии в США (1917). Управляющий морским министерством правительства А. В. Колчака (1918-1919) и одновременно командующий Речной боевой флотилией на Каме (1919). Эмигрировал в Америку, жил во Франции, Англии. Скончался в Лондоне. Кавалер Георгиевского оружия (1916).

3. Лукин Вениамин Константинович (1866—?) — контрадмирал (1916). Окончил Морское училище (1887) и Минный офицерский класс (1893). Участник Русско-японской войны. Командир линейного корабля «Три Святителя» (1913—1916), начальник 2-й бригады линейных кораблей (1916—1917), и.д. командующего флотом Чёрного моря (1917). С 1918 г. — в РККФ, работал в Морской исторической комиссии.

4. Зарин Александр Сергеевич (1881—?) — капитан 1 ранга (1916). Окончил Морской кадетский корпус (1900), Николаевскую морскую академию (1911) и дополнительный курс ее военно-морского отделения (1912). На крейсере «Олег» в составе штаба младшего флагмана 2-й эскадры Тихого океана участвовал в Цусимском сражении (1905). Старший офицер линейного корабля «Пантелеймон» (1912—1914). Командир яхты «Алмаз» (1914—1916), представитель командующего Черноморским флотом при румынской главной квартире (1916), и.д. начальника штаба Черноморского флота (1917). Участвовал в Гражданской войне на стороне белых, в эмиграции жил в Париже.

5. В предшествующей главе «Митинг в цирке. Черноморская делегация» С.Н. Сомов писал: «Приезжавшие делегации Балтийского флота почти целиком состояли из переодетых в матросскую форму агитаторов, фактически с флотом ничем не связанных. Целью этих делегаций была пропаганда окончания войны и призыв к началу гражданской войны» (см.: ГА РФ. Ф. Р-6378. Оп. 1.Д. 1.Л.216).

Публикация О.Н. КОСЕНКО; капитана 1 ранга ДМ. КОЗЛОВА

Comments

( 7 comments — Leave a comment )
a_rakovskij
Nov. 18th, 2013 09:59 am (UTC)
Хм. Вызывает сомнения что делал штаб флота на "Георгий Победоносец". Куда как более логично выбрать для этого какую-то из Империатриц. А самотоп непонятно какой боевой ценности, что приходилось их по 5 штук против одного Гебена пускать...
k_lvk
Nov. 18th, 2013 04:14 pm (UTC)
Всё в порядке, "Георгий Победоносец" с 1910 г. нёс брандвахтенную службу в Севастополе и никуда не выходил, а штаб флота размещался на нём пребывая в базе, аналогично тому как штаб Балтфлота - на посыльном судне "Кречет" в Гельсингфорсе. Когда же командующий выходил в море, то поднимал флаг на современном боевом корабле, например Колчак, как правило, - на "Марии".
kytx
Nov. 19th, 2013 10:32 am (UTC)
Из того же Колоницкого и снова в тему:
"5 июня в Севастопольском флотском полуэкипаже дежурный офицер при разводе караула отдал приказ "Смирно". Молодые матросы, выполняя уставную команду, взяли "на караул", но многие старослужащие данную команду не исполнили, ссылаясь... на приказ Керенского об отмене отдания чести. Недовольный командир выразил свои чувства весьма откровенно, после чего он был арестован. Вскоре возник слух о том, что офицер "настойчиво и грубо" требовал отдания ему чести. Именно так оценила ситуацию специальная комиссия, присланная затем в Севастополь Временным правительством для изучения конфликта, в качестве одной из его причин называлось "требование офицера Губера об отдании чести" (так затем описывали конфликт и некоторые советские историки). Этот слух будоражил солдат и матросов, которые видели в этом явный знак восстановления "старого режима". На состоявшемся вскоре стихийном митинге было постановлено арестовать и нескольких других офицеров, у которых при этом было найдено подозрительно много оружия, это еще более накалило обстановку. Затем митинги приняли решения об обезоруживании всех офицеров и об отстранении от должности командующего Черноморским флотом адмирала А.В.Колчака и его начальника штаба, сам адмирал докладывал в Ставку, что движение началось без санкции Исполнительного комитета. Однако комитеты тоже испытывали давление со стороны митингов. Утром 6 июня делегатское собрание постановило отобрать у офицеров оружие, которое следовало передать полковым и судовым комитетам (требование обезоруживания офицеров звучало в Севастополе уже 5 марта). При этом речь шла об изъятии и огнестрельного, и холодного оружия, которое было почетным символом власти, офицеры же, прибывавшие в Севастополь должны были сдавать его в городской Центральный Исполнительный комитет. Последовала знаменитая речь адмирала Колчака перед командой флагманского корабля, после которой он бросил свою Георгиевскую саблю в море (16 июня Союз офицеров армии и флота постановил преподнести адмиралу новый Георгиевский кортик). Временное правительство затем отстранило А.В.Колчака от командования флотом..."
voencomuezd
Nov. 19th, 2013 02:44 pm (UTC)
Читал. Есть мнение, что речь была при возвращении оружия.

http://voencomuezd.livejournal.com/649800.html#comments

kytx
Nov. 20th, 2013 06:52 am (UTC)
---"Читал".

Вот вообще не удивлён :)
livejournal
Nov. 22nd, 2013 06:40 am (UTC)
Ссылочная
Пользователь yadocent сослался на вашу запись в записи «Ссылочная» в контексте: [...] Как Колчак уходил из ЧФ http://voencomuezd.livejournal.com/778860.html [...]
livejournal
Nov. 22nd, 2013 03:32 pm (UTC)
Ссылочная
Пользователь yadocent сослался на вашу запись в записи «Ссылочная» в контексте: [...] Как Колчак уходил из ЧФ http://voencomuezd.livejournal.com/778860.html [...]
( 7 comments — Leave a comment )

Profile

voencomuezd
voencomuezd

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner