Chapaevec (voencomuezd) wrote,
Chapaevec
voencomuezd

Category:
Л. Б. Курас
БУРЯТИЯ Б ПЕРИОД ОКТЯБРЯ 1917 Г.

В статье показаны общие черты и особенности развития революции на территории Бурятии, рабочего, аграрного и национального движения, завершившегося установлением Советской власти на территории Западного Забайкалья. /81/

Расстрел буржуазным Временным правительством 4 июля 1917 г. мирной демонстрации рабочих, солдат и матросов Петрограда положил конец мирному развитию революции. Двоевластие сменилось единовластием буржуазного Временного правительства, а эсеро-меньшевистские Советы стали его придатком.

Июльские события вызвали живейший отклик во всех концах страны, в том числе и в Бурятии. Крайне правые буржуазно-кадетские элементы Верхне-удинска расценили события 3-4 июля как «преступные выступления», и выразили готовность «всеми имеющимися средствами поддерживать Временное правительство» [8, л. 6-8, 51].

Верхнеудинский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов на своих заседаниях 7 и 21 июля, 1 августа специально рассматривал вопрос об этих событиях. Если до июля в Верхнеудинском Совете между его членами не наблюдалось острой борьбы по важнейшим политическим вопросам, то на этих заседаниях обнаружились резкие разногласия как в оценке самих июльских событий, так и политики партий. Реакционно настроенные члены Совета обвиняли большевиков, считая их виновниками в событиях 3-5 июля. Такие обвинения вызывали отпор со стороны рабочих и солдат. Так, на заседании 21 июля товарищ председателя Верхнеудинского Совета солдат И. Маслов критиковал контрреволюционную политику буржуазии и партии кадетов, подчеркивая, что события в Петрограде - результат объединения черной сотни и кадетов [3, 8 авг.].

Особенно примечательным было заседание Совета, которое прошло 1 августа. Полемизируя с эсерами и меньшевиками, отдельные ораторы из социал-демократов отмечали, что «большевики - это те же рабочие и не нам вести с ними борьбу». А отвечая на обвинения большевиков в организации погромов, они доказывали, что социал-демократы не могли громить свои организации.

Выступивший на заседании Верхнеудинского Совета председатель В. М. Серов рассказал о петроградских событиях, отметив, что они вызваны «антиреволюционным поведением буржуазной части коалиционного министерства», что «лозунги 'Долой министров-капиталистов' и 'Вся власть Советам!' при таких условиях естественны» [2, с. 49]. В то же время он оправдывал действия эсеро-меньше-вистского ЦИК Советов, выступившего против передачи всей власти Советам и вызвавшего с фронта войска. Принятая на заседании резолюция не осуждала буржуазное Временное правительство за расстрел мирной демонстрации рабочих, она лишь признала происшедшие в Петрограде события «глубоко прискорбными» и осудила «вооруженное выступление безответственного меньшинства» [Там же, с. 51]. /82/

Таким образом, после июльских событий в Верхнеудинском Совете началось размежевание на демократические и открыто контрреволюционные силы. Однако отсутствие самостоятельных большевистских партийных организаций, их идейная слабость помешали более решительному отстаиванию линии партии большевиков. Июльский политический кризис ознаменовал начало нового этапа в развитии революции. В позициях многих активистов Верхнеудинской социал-демократической организации происходят изменения в сторону пересмотра оборонческих позиций, т. е. продолжения мировой войны.

Важнейшее значение в жизни партии большевиков и страны в целом имел VI съезд РСДРП(б), проходивший в полулегальных условиях 26 июля - 3 августа 1917 г. в Петрограде, одним из делегатов которого был уроженец Верхнеудинска Б. З. Шумяцкий. В. И. Ленин, вынужденный в это время находиться на нелегальном положении, руководил работой съезда через своих соратников. Он принимал непосредственное участие в написании проектов резолюций по важнейшим вопросам. Решения съезда были направлены на мобилизацию партийных организаций, всех рабочих, солдат и беднейших крестьян на подготовку и проведение вооруженного восстания с целью низвержения буржуазного Временного правительства и установления Советской власти.

В резолюции съезда «О политическом положении» указывалось: «Правильным лозунгом в настоящее время может быть лишь полная ликвидация диктатуры контрреволюционной буржуазии. Лишь революционный пролетариат, при условии поддержки его беднейшим крестьянством, в силах выполнить эту задачу, являющуюся задачей нового подъема»
[5, с. 488].

Руководствуясь решениями съезда, парторганизации большевиков проводили агитацию среди рабочих и всех трудящихся. В течение августа в стране прокатилась волна стачечного движения. В ходе перевыборов Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов большевики во многих местах одержали победу над партиями эсеров и меньшевиков. Усиливалась борьба крестьян за землю. Участились случаи массовых выступлений солдат. Нарастало национальное движение народов России.

Революционное движение распространялось и в Бурятии. С середины 1917 г. здесь активизируется забастовочная борьба. Особенно участились выступления рабочих в Прибайкалье с августа 1917 г. Профсоюз пароходных команд в Верхнеудинске выступил с требованием отстранить от должности ряд лиц, зарекомендовавших себя ярыми приверженцами царизма и ведущих дезорганизаторскую работу.

Рабочие-железнодорожники Верхнеудинска горячо поддержали крупнейшее политическое событие предоктябрьского периода - всероссийскую забастовку железнодорожников (24-27 сентября). Они разработали план забастовки, организовали стачечный комитет, приняли меры по охране рабочих и служащих, а также железнодорожного имущества на время приостановки пассажирского движения, наметили план использования боевых дружин и воинских подразделений [12, л. 1].

Одновременно с этим 24 сентября на Верхнеудинской электростанции рабочие отказались выйти на работу и объявили бойкот на все должности. Поводом послужил отказ администрации принять на работу машиниста В. А. Жердева, уволенного за активную общественную работу [15, л. 113]. Экстренное заседание общего собрания профсоюза металлистов Верхнеудинска, состоявшееся 12 октября, обсудив создавшееся положение на электростанции, постановило в знак солидарности объявить всеобщую стачку. На собрании был утвержден стачечный комитет, который должен был проводить стачку «до полного удовлетворе/83/ния требований Союза металлистов» [4, 17 окт.]. Стачка носила политический характер и имела целью «воздействовать, прежде всего, на буржуазные классы» [11, л. 113].
В результате вмешательства местных органов буржуазного Временного правительства и Верхнеудинского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов начавшаяся 19 октября забастовка была прекращена.

С 25 октября в Верхнеудинске началась забастовка рабочих во всех типографиях города. Наряду с требованиями повышения заработной платы были выдвинуты и политические лозунги. Профсоюз типографских рабочих объявил полный бойкот на все заказы торгово-промышленного союза и партии кадетов. Благодаря организованности и решительности рабочие добились удовлетворения своих требований от владельца типографии Кобылкина. Однако владелец типографии «Скоропечатня» Нодельман не принял требования стачечников, и забастовка распространилась на все виды работ [13, л. 1, 2]. Верхнеудинский Совет на заседании 7 ноября поддержал стачку рабочих в типографии Нодельмана [14, л. 1].

В течение лета 1917 г. в Бурятии широко развернулось аграрное движение, особенно усилившееся в июле. Если весной на территории Бурятии не было ни одного случая насильственного захвата крестьянами церковных, монастырских, дацанских и частновладельческих земель, то в июне-июле число захватов уже возросло от 3 до более 10. В отдельных местах борьба за отчуждение земель принимала форму вооруженных выступлений крестьян. Кроме того, крестьянские сходы повсеместно выносили приговоры об отчуждении частных земельных владений в пользу крестьян.

Так, например, сход крестьян Узколугского общества 2 июля принял решение отобрать часть причтовых земель. Приговор о разделе церковной земли вынесло Верхне-Жиримское сельское общество. Мало-Кударинский сельский сход конфисковал и передал земли с торгов в арендное содержание нуждающимся гражданам. Подобные же решения в течение июля-августа 1917 г. были приняты и в ряде других мест Бурятии.

Различные претензии по земельному вопросу выдвигали и бурятские крестьяне. В Барун-Бэинском сомоне Шараитского хошуна Хоринского аймака некоторые жители села выступили против самовольного захвата покосных угодий в Сосновоозерском. Хоринский аймачный земельный комитет, высказываясь за необходимость наделения бурятских хозяйств землей, в то же время постановлял: «Вопрос о предоставлении дацанских, церковных и т. п. земель в пользование местного населения, по мнению аймачного земельного комитета, должен быть разрешен Учредительным собранием» [10, л. 12].

Движение крестьян различных волостей Бурятии против политики буржуазного Временного правительства выразилось также в бойкоте выборов в земства. Крестьяне Турунтаевской волости в августе 1917 г. выступили против земства, отказавшись участвовать в выборах гласных [9, л. 13]. Антиземские выступления имели место в селах Десятниково, Куналей и др.

Дальнейшее обострение классовой борьбы происходило и среди казачества Бурятии. Это подтвердил II войсковой съезд Забайкальского казачьего войска, проходивший после июльских событий. Если на I съезде в апреле в его работе руководящую роль взяли на себя мелкобуржуазные партии и приняли резолюции в духе своих программ, то теперь более активную позицию заняли кадеты и другие буржуазные партии. Беднейшая часть казачества вела на съезде борьбу против контрреволюционных вылазок кадетов.

По вопросу «быть или не быть казачеству» левая «революционно-демократическая группа» II съезда отступила от требования съезда по «расказачиванию» /84/ и предложила вынести этот вопрос на рассмотрение Учредительного собрания. А правое крыло съезда открыто высказалось за то, чтобы «сохранить свое историческое почетное звание казака». Эта резолюция была принята 122 голосами против 72. Делегаты бурятских казаков выступили на съезде с требованием предоставления им «права на немедленное присоединение к остальным бурятам-сородичам». Однако эта резолюция была отклонена двумя третями делегатов съезда.

В этих условиях активизировала действия и контрреволюция. Она ставила задачу удержать власть в своих руках и предотвратить дальнейшее развитие революции. Мятеж генерала Корнилова, Верховного главнокомандующего вооруженными силами России, имел целью разгромить силы революции и установить в стране военную диктатуру.
Корниловщина и борьба с ней нашли отклик и в Бурятии. В Верхнеудинске по получении сообщений о выступлении генерала Корнилова было созвано совещание Верхнеудинского Совета, гражданского комитета, профессиональных союзов, а также объединенной социал-демократической организации и организации партии эсеров. Совещание высказалось «за защиту революции», заявило о готовности «пресекать всеми мерами, вплоть до оружия, малейшие выступления контрреволюционных кругов». Однако из-за преобладания в то время в Верхнеудинске мелкобуржуазных партий в резолюциях совещаний не проводилась идея борьбы с корниловщиной и разоблачения политики Временного правительства. Организованный 29 августа Комитет спасения революции одной из главных своих задач считал «поддержать всеми мерами борьбу Временного правительства с контрреволюцией».

Верхнеудинский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов на заседании 1 сентября обсудил вопрос о выступлении Корнилова. Председатель Совета В. М. Серов правильно указал, что «авантюра Корнилова питалась и поддерживалась дворянско-крепостническими и буржуазными элементами русского общества», что лозунг «Вся власть Советам!» должен быть осуществлен [16, л. 51, 52]. В то же время в принятой резолюции Совета говорилось, что «Временное правительство, организованное и поддерживаемое Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, должно объявить беспощадную борьбу с контрреволюцией справа», и «главной заботой Временного правительства должен быть скорейший созыв Учредительного собрания» [4, 24 сент.]. Таким образом, Верхнеудинский Совет продолжал находиться на позициях мелкобуржуазных партий. Правда, вместо безусловной поддержки Временного правительства в позициях Совета появилась нотка критики его и даже требование создания какого-то нового, поддерживаемого Советами правительства без буржуазии.

После разгрома корниловского мятежа происходит нарастание общенационального кризиса в стране. Угроза разгрома революционных сил и опасность установления военной диктатуры в стране, неспособность Временного правительства решить выдвинутые в ходе революции насущные задачи по рабочему, аграрному, национальному вопросам вызвали новый подъем рабочего, крестьянского и национального движения в стране.

Трудящиеся массы в ходе революции на собственном опыте убеждались, что политика партии большевиков является единственно правильной. Это проявилось прежде всего в Советах. Рабочие и крестьяне отзывали из них представителей партий эсеров и меньшевиков и посылали на их место большевиков. Внутри Советов беспартийные депутаты поддерживали большевиков. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов, эсеро-меньшевистская политика которого с февраля служила образцом для мно/85/гих местных органов, 31 августа впервые принял большевистскую резолюцию о переходе всей власти к Советам.

5 сентября Московский Совет также принял большевистскую резолюцию. Вслед за столичными Советами на сторону большевиков перешли Советы во многих городах страны. Началась большевизация Советов.

Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, являвшиеся после июльских событий простым придатком контрреволюционного Временного правительства, теперь вновь перешли на революционные позиции. В этих условиях вновь зазвучал лозунг «Вся власть Советам!», означавший передачу власти большевистской партии путем вооруженного восстания, осуществление социалистической революции и установление диктатуры пролетариата.

Крах политики Временного правительства означал одновременно поражение буржуазных партий и их союзников - меньшевиков и эсеров. Среди последних начался раскол. Процесс дальнейшего революционизирования масс отразился и в деятельности социал-демократических организаций Забайкалья, интернационалистски настроенные элементы которых выступили против меньшевиков-оборонцев. Первое крупное столкновение между ними произошло на общем партийном собрании членов Читинской объединенной социал-демократической организации 7 сентября 1917 г., где с докладом о состоянии партийной работы и о текущем моменте выступил один из руководителей областной партийной организации В. Н. Соколов. В докладе давалась подробная характеристика неприглядного положения в объединенной социал-демократической организации. Руководящий коллектив не имел единой и ясной позиции по важнейшим вопросам перспективы развития революции. Переход подавляющей части членов Читинской, а затем всей Забайкальской областной социал-демократической объединенной организации, в том числе и Верхнеудинской, на сторону социал-демократов-интернационалистов, отказ от правой, оборонческой позиции свидетельствовали о переменах внутри этих организаций. Говоря об этом, необходимо иметь в виду оценку, которую давал В. И. Ленин «новожизненцам». Он называл их «якобы интернационалистами», «тоже марксистами», отмечал, что их «интеллигентский скептицизм» прикрывает их беспринципность [6, с. 104, 105].

С начала сентября 1917 г. в Забайкальской областной организации объединенных социал-демократов господствующее положение начинают занимать взгляды «Новой жизни», о чем свидетельствуют материалы газеты «Забайкальский рабочий» - органа областной организации партии.

Раскол левого крыла Читинской социал-демократической организации с меньшевиками-оборонцами произошел на общем собрании 22 сентября, на котором присутствовало 120 человек. Собрание признало невозможным «организационное вхождение в ту или иную из создавшихся фракционных партий при наличии принципиальных разногласий», имея в виду большевиков и меньшевиков-оборонцев. Собрание объявило себя «независимой социал-демократической организацией, стремящейся к организационному объединению с родственными ей организациями на платформе и в тесном единении с газетой «Новая жизнь» [4, 24 сент.]. Раскол не привел к выделению большевиков и образованию самостоятельной большевистской партячейки. Причинами этого стали слабость большевиков, сохранение среди значительной части членов «объединенчес-ких» тенденций.

Позиция читинских социал-демократов-интернационалистов оказала влияние на работу II Забайкальской областной конференции РСДРП, открывшейся в Чите 24 сентября 1917 г. В ее работе приняли участие и делегаты Верхнеудинска. Ход работы конференции подтвердил начавшийся в области процесс раскола в /86/ объединенных социал-демократических организациях на меньшевиков-оборонцев и социал-демократов-интернационалистов. Меньшевики-оборонцы сделали на конференции заявление об образовании ими автономной организации РСДРП, входящей в объединенную партию и признающей ЦК партии меньшевиков руководящим органом. Конференция, подавляющая часть участников которой придерживалась позиций газеты «Новая жизнь», разрешила меньшевикам-оборонцам участвовать в ее работе с правом совещательного голоса [4, 28 сент.; 14 окт.], что показывало непоследовательность позиции новожизненцев.

При обсуждении доклада В. Н. Соколова об объединительном съезде меньшевиков в августе 1917 г. в Петрограде конференция еще раз подтвердила свою приверженность «Новой жизни». Конференция единогласно выразила согласие с докладчиком в том, что «нужно остаться на платформе интернационалистов, выражаемой газетой и группой «Новой жизни», как это сделала Читинская организация». Исходя из этого, была единогласно принята резолюция о том, что «II Забайкальская конференция, оставаясь на точке зрения первой областной конференции по этому вопросу, стремится к дальнейшему объединению с родственными ей организациями на платформе и в тесном единении с газетой «Новая жизнь» и Центральным бюро социал-демократических организаций объединенных интернационалистов». В избранный конференцией областной комитет организации РСДРП интернационалистов вошли В. Н. Соколов, И. В. Резников, М. М. Фромберг, Р. И. Малецкий, Ю. Д. Смургис (г. Чита), В. М. Серов, А. М. Буйко (г. Верхнеудинск), А. А. Ши-рямов (Арбагарские копи), Белокопытов (ст. Оловянная). Конференция утвердила газету «Забайкальский рабочий» органом областной организации социал-демократов интернационалистов. С № 149 от
28 сентября 1917 г. газета официально стала именоваться органом Забайкальского областного комитета интернационалистов РСДРП.

После II областной конференции в местных социал-демократических организациях Забайкалья оживляется партийная работа, происходит дальнейший раскол внутри объединений. Верхнеудинская социал-демократическая организация, деятельность которой распространялась на все Западное Забайкалье, в своей работе следовала за Читинской и областной организациями партии. Делегаты Верхнеудинской организации на II Забайкальской областной конференции полностью поддержали решение о присоединении к организации социал-демократам-интернационалистам. После областной конференции в Верхнеудинске, в результате раскола объединенной социал-демократической организации на меньшевиков-оборонцев и социал-демократов-интернационалистов во главе с временным комитетом. Общее собрание РСДРП интернационалистов Верхнеудинска 25 октября избрало постоянный комитет и рассмотрело вопрос о своей тактике. По докладам Серова, Буйко и Берштейна собрание приняло резолюцию, в которой говорилось: «Верхне-удинская организация социал-демократов высказывается по вопросу об организации власти в стране против коалиции революционной демократии с крупной буржуазией; власть должна быть организована революционной демократией из социалистических элементов. Проводя в жизнь диктатуру революционной демократии, борясь со всеми видами соглашательства с крупной буржуазией, социал-демократы - интернационалисты будут стремиться к организации крестьянства и трудовых слоев мелкой буржуазии вокруг пролетариата как передового авангарда революционной демократии» [4, 2 нояб.]. Эта резолюция отражала позицию «Новой жизни», выступившей за установление власти «всех социалистических элементов». /87/

Кроме Верхнеудинска на территории Прибайкалья социал-демократы-интернационалисты действовали на ст. Хи-лок и в г. Троицкосавске.

ЦК партии большевиков, осуществляя курс на социалистическую революцию, оказывал помощь местным парторганизациям в консолидации их сил. Важное значение для развития революционного движения в Восточной Сибири имело образование большевистской партийной организации в начале октября 1917 г. в Иркутске. Она вместе с созданной еще раньше в Красноярске парторганизацией оказывала помощь большевикам в Бурятии. Так, в Иркутске под влиянием организаторской и политической работы из среды бурятской учащейся молодежи появилась группа сочувствующих, многие из которых затем стали членами партии. Помощь красноярцев и иркутян выражалась в посылке своих представителей, в выступлениях на различных форумах, совещаниях и конференциях, на страницах газет. Так, еще 27 августа 1917 г. в газете «Забайкальский рабочий» была опубликована статья Б. 3. Шумяц-кого - представителя ЦК партии большевиков в Сибири, под названием «Как построить партийную организацию». В ней давались практические рекомендации по созданию на местах большевистских парторганизаций, определялись их задачи, формы и методы работы среди трудящихся [4, 27 авг.].

Таким образом, в течение сентября-октября 1917 г. с наступлением общенационального кризиса, развитием революционного движения, под влиянием VI съезда партии большевиков в Забайкалье происходит раскол социал-демократов организаций и выделение из них левого крыла. Однако это не привело к образованию в Забайкалье самостоятельной большевистской партийной организации.

Историческое заседание ЦК партии большевиков, состояшееся 10 октября, по докладу В. И. Ленина приняло резолюцию по текущему моменту, ставшей директивой немедленной подготовки и проведения вооруженного восстания. С этой целью в Петрограде был создан Военно-революционный комитет (ВРК), подчиненный ЦК партии.

Расширенное заседание ЦК РСДРП (б) 16 октября с участием Петроградского окружного комитета, представителей фракций Петроградского Совета, профессиональных союзов, фабрично-заводских комитетов и железнодорожников полностью поддержало резолюцию ЦК от 10 октября и призвало «все организации и всех рабочих и солдат к подготовке вооруженного восстания». На заседании был избран Партийный центр, ставший руководящим ядром Военно-революционного комитета при Петроградском Совете. В этот период большевики Восточной Сибири под руководством Центрального Комитета партии вели работу по консолидации сил, созданию самостоятельных большевистских организаций и мобилизации их на социалистическую революцию.

На II съезде Советов Восточной Сибири, открывшемся 11 октября 1917 г., съехались делегаты из Енисейской и Иркутской губерний, Забайкальской и Якутской областей. Они в основном являлись представителями мелкобуржуазных партий: 46 правых эсеров, 24 меньшевика и социал-демократа-интернационалиста, 14 левых эсеров. Большевики на съезде имели 34 голоса и были главным образом из Красноярска, а меньшевики и социал-демократы-интернационалисты - из Забайкалья и частично Иркутска [1, с. 67-68]. Большевики высказались за передачу всей власти в стране Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Однако в результате преобладания на съезде мелкобуржуазных партий была принята резолюция в эсеро-меньшевистском духе. Большевики в знак протеста покинули съезд перед голосованием резолюции.

Вслед за ним в Иркутске прошел I общесибирский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. На совещании фракции большевиков были /88/ приняты тезисы доклада «Текущий момент и политика Советов», которые содержали ленинскую оценку задачи Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Совещание указывало, что ряд Советов Сибири вопреки политике меньшевиков-оборонцев и правых эсеров осуществляет на деле подлинную революционную власть на местах. Большевики Сибири выступили за передачу высшей власти в стране Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. На совещании фракции большевиков было принято два важных постановления: о рабочем законодательстве и контроле над производством, в которых определялись основы рабочего законодательства и предусматривалось создание на местах контрольно-хозяйственных комиссий при профсоюзах, фабрично-заводских и рудничных комитетах.

I Общесибирский съезд Советов открылся 16 октября 1917 г. На съезде были представлены делегаты 69 советов Сибири от Омска и Тюмени до Владивостока и Харбина. Из 184 делегатов большевиков насчитывалось 64, левых эсеров - 35, меньшевиков-оборонцев - 11, интернационалистов - 10, беспартийных - 11, правых эсеров - 50, анархистов - 2 и один бундовец (представитель еврейского пролетариата) [7, с. 461; 2, с. 69]. Верхнеудинск, Западное Забайкалье представляли социал-демократы-интернационалисты.

По вопросу о текущем моменте и тактике Советов и выступавшие в прениях большевики и поддержавшие их левые эсеры высказались за немедленный переход всей власти в стране Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Правые эсеры, выступая против передачи власти Советам, настаивали на том, что вопрос о власти должен быть решен только Учредительным собранием. Такая позиция встретила решительную отповедь большевиков. С. Лазо, в то время левый эсер, подчеркивал, что только власть Советов может направить неорганизованные массы в одно русло и только благодаря Советской власти можно будет созвать Учредительное собрание.

Социал-демократы-интернационалисты, в том числе делегаты из Верхнеудинска, при обсуждении проекта резолюции большевиков о передаче власти Советам выступили с предложением о «конструировании власти не только из представителей Советов, но и из других демократических органов, хотя и без участия цензовых элементов» [2, с. 78]. Эта резолюция была на руку правой части съезда и с радостью поддержана ею.

Проект резолюции большевиков по текущему моменту давал принципиальную оценку Февральской революции и определял задачи Советов [4, 29 окт.]. В ней отвергалось всякое соглашательство с буржуазией и звучал призыв, чтобы II Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов немедленно взял власть в свои руки. Резолюция большевиков при поддержке левых эсеров была принята большинством (90 голосов против 60).

I съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Сибири избрал Центральный Исполнительный Комитет Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Сибири (Цент-росибирь). В его состав вошли представители большевиков и левых эсеров. Председателем президиума Центросиби-ри был избран большевик Б. Шумяцкий, товарищем председателя - левый эсер Р. Эйдеман (вскоре вступивший в партию большевиков), секретарями президиума - большевик Г. Соболевский и эсер-интернационалист К. Кошкин, членами исполкома - большевики Ф. Шумяцкий, И. Башаев. На II Всероссийский съезд Советов было послано 14 делегатов, в том числе 6 большевиков и 1 левый эсер.

Таким образом, I общесибирский съезд Советов прошел под большевистским лозунгом «Вся власть Советам!» и продемонстрировал растущее влияние партии большевиков. /89/

25 октября рабочие, солдаты и матросы Петрограда под руководством партии большевиков во главе с В. И. Лениным осуществили победоносное вооруженное восстание. Оно свергло власть буржуазного Временного правительства и передало ее Петроградскому Совету.

II Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, проходивший 25-27 октября 1917 г., в обстановке победы вооруженного восстания взял всю власть в стране в свои руки. Съезд принял исторические Декреты о мире и о земле, образовал Советское правительство - Совет Народных Комиссаров (СНК) во главе с В. И. Лениным.

Победу Октябрьской революции и установление Советской власти с одобрением встретили рабочие и крестьяне Забайкалья, в том числе и Бурятии. Враждебно встретили революцию меньшевики-оборонцы, эсеры и местные органы буржуазного Временного правительства, городские думы и другие органы старой власти. Социал-демократы-интернационалисты Забайкалья отстаивали необходимость соглашения всех социалистических партий: от большевиков до народных социалистов. В результате руководимые ими Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов не сумели принять положение о необходимости немедленной передачи власти Советам во главе с большевиками.
Одним из первых официальных откликов на Октябрьскую революцию руководителей Верхнеудинского Совета местной организации социал-демократов-интернационалистов явилось их выступление на многолюдном митинге солдат Березовского гарнизона и граждан поселка Нижняя Березовка (пригород Верхнеудинска). С изложением существа событий в Петрограде выступили социал-демократы-интернационалисты: председатель Верхнеудинского Совета В. М. Серов, комиссар Временного правительства Берштейн и эсер Шишкин. После их выступлений была единогласно принята резолюция, которая правильно отмечала, что интересы пролетариата и трудовых слоев населения требуют отмежевания их от крупной буржуазии. Говоря о Петроградском восстании, собрание в то же время отмечало, что оно «не может считать эти выступления в данное время целесообразными, если они происходят без строгого учета сил в стране». Собрание высказалось «за организацию единого революционно-демократического фронта, направленного против соглашательства с крупной буржуазией и поместным дворянством», за то, чтобы «Временное правительство было выразителем интересов рабочего класса, крестьян и солдат и было организовано революционной демократией из социалистических элементов» [4, 3 дек.]. Такая позиция означала непонимание сущности Октябрьской революции, Советского правительства, образованного партией большевиков.

В полном соответствии с этим находилось и создание в Верхнеудинске так называемого «комитета спасения революции». Он был создан 27 октября на заседании Верхнеудинского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов с представителями общественных организаций. О характере данного комитета красноречиво свидетельствует его состав, куда вошли наряду с председателем Верхнеудинскрго Совета председатель гражданского Исполнительного комитета (местного органа, свергнутого Октябрьской революцией, буржуазного Временного правительства), председатель городской думы, городской голова, районный комиссар Временного правительства, представители партийных организаций социал-демократов-меньшевиков, социал-демократов-интернационалистов, эсеров, народных социалистов, бунда, а также профсоюзов и гарнизонных комитетов.

Верхнеудинский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов на заседании 17 ноября осудил буржуазное Временное правительство, которое про/90/водило политику империалистической войны. В то же время Совет принял резолюцию о том, что «захват политической власти в стране одной партией недопустим и глубоко вреден» и высказался за сплочение «всех социалистических сил». На данном заседании присутствовало 98 чел., в том числе 52 члена Совета, 82 участника голосовали за указанную резолюцию, 15 - воздержались, 1 - против [2, с. 82-83]. Требование создания правительства из представителей «всех социалистических партий» Верхнеудин-ский Совет и местная организация РСДРП интернационалистов отстаивали вплоть до конца 1917 г. На заседании Верхнеудинского Совета 5 декабря по вопросу о текущем моменте была принята резолюция, в которой отмечалось, что «единственным выходом из тупика, в который попала страна», является «создание власти из представителей социалистических партий от большевиков до народных социалистов».

В определении дальнейшей политики социал-демократов интернационалистов и руководимых ими общественных организаций в Забайкалье большую роль сыграл подъем революционного движения в стране. Установление Советской власти в крупных центрах Восточной Сибири, дальнейшее революционизирование трудящихся масс вынудили организации социал-демократов интернационалистов Забайкалья, в том числе и Бурятии, пересмотреть свое отношение к Октябрьской революции.

Большое значение в революционизировании масс имели декреты Советской власти. Они публиковались на страницах газет «Правда», «Известия Центрального Исполнительного Комитета и Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов». Эти газеты распространялись и в Бурятии. Декреты Советской власти публиковались и на страницах «Забайкальского рабочего». Так, в номере от 10 ноября 1917 г. опубликовано постановление СНК о проведении выборов в Учредительное собрание, 12 ноября - сообщение о заседании ЦИК, 17 ноября - постановление СНК за подписью В.И. Ленина о порядке утверждения и опубликования законов, постановление о работе милиции и т. д. В Бурятии распространялись также газета «Власть труда» - орган Иркутского Совета и Центроси-бири, на страницах которой публиковались декреты Советской власти.

10 декабря 1917 г. в Чите состоялась III областная конференция социал-демократов-интернационалистов, которая по текущему моменту высказалась за передачу всей власти Советам. Однако и после конференции социал-демократы-интернационалисты Забайкалья не сразу стали на точку зрения безусловной поддержки Октябрьской революции и Советской власти. Они продолжали работать в областном комитете общественной безопасности, в городской думе и других местных органах, выступавших против Советской власти.

Под влиянием революционных событий в стране, в том числе победы Советской власти в Красноярске и Иркутске, Верхнеудинский Совет и организация РСДРП интернационалистов постепенно пересматривают свою позицию по отношению к Октябрю и Советской власти. Одновременно с этим на местах рабочие, особенно железнодорожники, активно выступили за установление Советской власти. Важное значение для всего Забайкалья, особенно районов, прилегающих к железной дороге, имело принятие 12 января 1918 г. решения Главным дорожным комитетом Забайкальской железной дороги о переходе власти в его руки. Это решение послужило толчком для еще большего усиления движения за власть Советов на железнодорожных станциях Забайкальской железной дороги.

Большую роль в установлении Советской власти в Бурятии сыграли прибывшие на родину с фронта революционные казаки. За годы пребывания на фронте они прошли политическую школу под влиянием большевистских агитаторов. Они возвращались домой через Красно/91/ярск, Иркутск и другие города, в которых проходили бурные митинги и собрания. Казаки еще и еще раз узнавали из уст большевиков правду о революции, политике Советской власти. В результате они снимали с занимаемых постов реакционно настроенных командиров, а на их место выбирали активных сторонников Советской власти. Некоторые из передовых казаков вступили в партию большевиков. Все это привело к тому, что большинство прибывших на родину казаков выступили как активные сторонники Советской власти.

23 января (5 февраля) 1918 г. заседание Верхнеудинского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов с участием представителей революционного казачества приняло решение взять всю власть в Верхнеудинском районе в свои руки. Постановление «Вся власть Советам!» и «Долой Учредительное собрание» было принято большинством (48 голосов против 28).

Вестник Бурятского научного центра Сибирского отделения Российской академии наук. 2011. № 2. С. 81-93.
Tags: 1917, Керенщина, научные статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments