voencomuezd (voencomuezd) wrote,
voencomuezd
voencomuezd

Categories:

Печальная история Эмира Бухарского. Часть 1

Приложение к статье члена Союза писателей В.Медведева "Нечаянная революция" - о перевороте в Бухаре. Собственно, сама статья намного больше - но интересного там почти ничего. Что там мог написать перестроечный писатель. Из архивов -- ссылок пять, интерес представляют только советские сводки, что "эмир наступать не собирается, но готов к обороне". И еще позабавило сообщение, что в Казанском полку 27 человек продавали пулеметы эмиру - 11 уже арестовано. "Лучший полк фронта", ну да.

А вот воспоминания эмира о тех событиях - это гораздо интереснее. Правда, он не слова не говорит об английской помощи - в отличие от афганской (что вполне естественно, учитывая, где он писал свои записки), а также явно путает события, ставя эпизод 1919 г. ("я хотел напасть на большевиков") перед Февральской революцией. Ну да ладно, это мелочи.

Печальная история народа Бухары, написанная его высочеством сайидом эмиром Алим-ханом, эмиром Бухарским

Во имя бога, всепрощающего и милостивого.
Да будет известно владеющим знаниями и обладающим проницательностью, что я, покорный слуга Божий, сайид (1) эмир Алим-хан, был правителем страны Бухара. Изложив /166/

Публикуется с небольшими сокращениями по изданию: Emir Saiol. Alim Khan. Ya voix de la Boukhaire oppvimee. Paris, 1929.
1. В мусульманском мире почетное прозвище потомков пророка Мухаммеда из ветви, восходящей к его внуку Хусейну.


на бумаге все тогдашние обстоятельства и свои приключения с детства моего до времени царствования в столице Бухары, повесть о войне, которую я вел с большевиками, о переселении в стольный Кабул и рассказав все это, я назвал изложенное «Печальная история народа Бухары», чтобы из повествования этого раба (1) правление мое в стольной Бухаре и подвластных землях, война, которую я вел с большевиками, и переселение мое в Афганистан, прояснились бы для читающих и изучающих и предстали бы пред ними в истинном свете.

Выпустив попугая красноречия в чашу повествования, начну с того, что этот раб из высокого дворца сайида эмира Абдулахада (2), полновластного государя священной Бухары, во времена высочайшего царствования на престоле великого отца моего, изучив вначале основы веры, в 1893 году по грегорианскому летоисчислению (3), в возрасте тринадцати лет по приказу и повелению его высочества шахиншаха, великого отца моего отправился в Россию вместе с несколькими достойными сотоварищами и прибыл в Петербург для получения образования и изучения государственных законов и науки управления государством. Для получения полного образования надо было учиться в школе семь лет. Однако великий отец моей пожелал ускорить обучение, и для меня установили срок в три года. Поскольку школы летом закрывались, все эти три года я приезжал в Бухару на службу к отцу. После трех лет обучения наукам государственного управления я, завершив курс, сдал экзамен.

В 1891 году по грегорианскому летоисчислению, будучи назначен престолонаследником, вернулся из Петербурга в Бухару к его высочеству высокородному великому отцу своему.

Удостоившись встречи со славнейшим государем и поцеловав руку, я стал его неразлучным спутником на два года, и в течение всего этого срока, состоя на службе, получал из его благословенных уст наставления об устройстве земель подвластной ему священной родины, что принесло мне много пользы. Высокородный великий отец, оказав милость, отдал мне в управление область Насаф в окрестностях священной Бухары и пожаловал высокое положение, и, возложив на чело государев указ, облаченный в жалованное государем платье, с позволения великого отца моего я отбыл в упомянутую область, где встретили меня знатные и избранные и простой народ упомянутой области, устроив торжественный прием. Я, пренебрегая высоким своим положением, также совершил приветствие и, войдя в цитадель области Насаф, поздравив именитых, осчастливил всех и удовлетворил. Всего этот ничтожный раб правил в области Насаф двенадцать лет.

За время правления я осчастливил и удовлетворил население упомянутой области, постоянно заботясь о подданных и странствующих, требуя от угнетателей справедливости к угнетенным, сострадая беднякам. Близ упомянутой области на реке <...> находилась переправа, на которой, видя, сколь трудно подданным переправляться на тот берег, я воздвиг за свой счет на упомянутой реке мост из камня и извести, чтобы путешественники и местные жители, избавившись от беспокойства и затруднений, были бы довольны. Весьма радел я также о строительстве медресе и храмов. После этой моей двенадцатилетней службы великий отец мой, переместив на службу в область, известную как Кермине, которая также находилась в окрестностях стольной Бухары, приблизил меня к своей монаршей милости.

От правления в области Насаф я перешел к правлению областью Кермине. Упомянутой областью управлял в течение двух лет. В это время его высочество государь сайид эмир Абдулахад-хан, великий отец мой, скончался, высвободив голову небытия из пут существования. Времени правления его высочества могучего владыки, великого отца моего было двадцать шесть лет. /167/

1. В соответствии с персидской эпистолярной традицией эмир Алим-хан именует себя то «этим рабом», то «этим ничтожным рабом«. Конечно, под этим подразумевается «раб Божий». В оригинале глагольные окончания указывают читателю, что автор имеет в виду себя. В русском переводе для уточнения приходится вставлять личные и притяжательные местоимения «я», «мое» и т. д.
2. Отец эмира Алим-хана эмир Абдулахад-хан правил с 1885 по 1911 год.
3. В оригинале часть дат приводится по хиджре, часть по грегорианскому летоисчислению. В переводе для удобства читателей все даты даны по грегорианскому летоисчислению.


10 числа месяца мухаррам 1329 года хиджры, соответствующего 1911 году грегорианского летоисчисления, я воссел на наследственный престол, на место усопшего и почившего в бозе отца моего, на трон, падишаха. Все население священной Бухары признало власть этого ничтожного раба.

После восшествия на престол этот раб, прислуживающий у божьего порога, осчастливил подданных, простив им в качестве дара годовой налог. По прошествии одного года я направил все свои усилия на наведение порядка в государственных делах и управлении подданными. Приложил чрезвычайные усилия для благоустройства государства и поддержания в нем порядка. Занялся строительством медресе и храмов. Особое значение придавал обучению всем наукам. В священной Бухаре, неподалеку от Арка (1), в месте, называемом Боло-и Хавз, на свои средства построил храм-мечеть. Около бухарского минарета на базаре выстроил на свои средства медресе-академию для обучения всем наукам, назначил учителя, а также управителя, и в определенное время доставлял одежду и жалованье для учеников, занимающихся и живущих в упомянутой академии. За три года я благоустроил государство <...> Население Бухары и провинций было мне за все это весьма признательно. Я же, раб, счастлив был тому, что делом рук своих служу своему народу.

Царствовал ничтожный раб десять лет. По прошествии десяти лет вступил в борьбу с Советской Республикой большевиков и в конце концов вынужден был переселиться в Афганистан.

Повествование о войне с большевиками

Желаю изложить на бумаге повесть о борьбе с большевиками и о своем переселении, чтобы читающие эти строки были осведомлены обо всех обстоятельствах моих приключений.

<...> В мое время Россия и Бухара заключили договор, и по этому договору Бухара сократила свое войско и вооружение, а Россия взяла на себя обязательства содержать двенадцать тысяч солдат, и как только возникнет необходимость в войске й вооружении для защиты государства, они тут же будут предоставлены Бухаре Россией. Пока правил император, Бухара не имела надобности в войске и вооружении, и все усилия и средства мы направляли на благоустройство страны.

Точно так же и после революции в России этот раб, прислуживающий у божьего порога, все усилия направлял на то, чтобы достичь благосостояния своего государства. Но по божьей воле появились в российском обществе люди безродные и личности невежественные, внесшие в Россию раздоры. Приняв твердое решение, я отдал предписание : повсюду, где бы ни появились личности, имеющие склонность к этим ни на чем не основанным законам, задерживать их. Наконец императорская власть в России была низложена, и русское общество возвысило из своей среды несколько человек, которые назвали свою власть Собранием Временного Совета, выдвинув главой республики Керенского. Это их временное государство просуществовало несколько месяцев. Глава республиканского правительства вышеупомянутый Керенский направил посланника, своего полномочного представителя по имени Преображенский, который, прибыв в стольную священную Бухару и встретившись с этим ничтожным рабом, провел переговоры, в ходе которых составлен был государственный договор, предоставлявший согласно справедливому соглашению с этим ничтожным рабом суверенитет государству Бухара, после чего посланник договор подписал и отбыл.

Получив суверенитет для Бухары, наладив с Афганистаном дружеские и доброжелательные отношения, я послал от Бухары в Афганистан министра /168/

1. А р к — резиденция правителя в Бухаре.

Тураходжу и Муллокутбиддина. Также послал в это время Ходжу Сафарбия своим представителем в английскую комиссию в Мешхед. Упомянутая комиссия также дала благоприятный ответ. Затем я объявил большевикам, что они должны покинуть Бухару. Вдобавок к этому я послал Мирзо Салимбека парвоначи (1) и Абдурауфа корвонбаши (2), чтобы провести английские войска, в Чарджоу. Но по прибытии их в Чарджоу, оказалось, что английские войска передислоцировались.

Тогда же Афганистан с Британией начали военные действия, и полномочный представитель афганской стороны генерал Мухаммад Вали-хан прибыл в священную Бухару, намереваясь встретиться с нашей монаршей особой, привез от его высочества эмира Афганистана многие подарки и вручил их этому ничтожному рабу, встретившемуся с посланником. Во время беседы он спросил этого ничтожного раба о личных моих целях. В ответ я сказал:

— Полагаю, что лучше всего было бы начать войну с большевиками, поскольку момент сейчас кажется в высшей степени благоприятным для поражения противника. Необходимо использовать время и удобный случай.
Посланник, будучи человеком дальновидным и приверженным исламскому государству, ответил мне следующим образом:
— Вы с правителем Афганистана — братья. Один из вас, вступив в единоборство с Британией, начал войну. Вы же, со своей стороны, подобное предприняли с государством большевиков. Да сохранит бог от того, чтобы действия ваши <...> не стали бы причиной крушения двух государств исламского мира, а посему не проявляйте поспешности, пока не выяснится, как окончится предприятие вашего брата. И лишь затем лучше всего было бы обсудить друг с другом целесообразность дальнейших действий.

Поскольку слова этого посланника были в высшей степени справедливыми, я счел за благо последовать сказанному и, храня в памяти этот совет, не единожды брал себе в помощники терпение и выдержку.

Мухаммад Вали-хан из Бухары направился в Россию. Его высочество эмир Афганистана в целях укрепления дружеских связей послал ко мне кадрового полковника Фазлах-мад-хана с двумя сотнями солдат, оркестром, семью пушками, семью слонами. Тогда этот ничтожный раб с целью сохранения государственности решил послать к главе Временного правительства Керенского своего доверенного человека, сделав его полномочным послом, чтобы возобновить и подписать договор. Но в скором времени в вышеупомянутом государстве произошла революция и общество разделилось на две части. Одна — меньшевики, другая — большевики. Они начали взаимную борьбу. Вследствие этого затеялась чрезвычайная рознь и распря, и наконец Российским государством завладели большевики, а все высшие слои русского общества бежали в поисках спасения, рассеявшись по всем странам. Законы большевиков ни узнать, ни понять невозможно, поскольку все их усилия и стремления направлены на разрушение власти и порчу государства, на уничтожение людей и храмов, и всюду, где они видят человека почитаемого и имеющего власть из любого сословия, грабят его и разоряют, и его убийство почитают для себя необходимым. Обещаниям и заверениям их тоже не следует доверять.

В то время этот ничтожный раб прилагал все возможные усилия для поддержания государственного порядка в Бухаре. Большевики, действуя по своим законам без основ и следуя бесполезному учению и безнравственному, как у проституток, образу действий, принесли вскоре заразу этого образа действий в священную Бухару, где. пытаясь следовать ему, собралось около 117 человек, личностей ничтожных, людишек без знаний, объединились в союз с простолюдинами из самаркандцев и ташкентцев и создали общество, и двое из того общества, Файзулла Ходжаев и Мирзомухиддин Мансуров, обнаружив свои цели, вознамерились оказать поддержку подстрекателям большевиков. От большевиков явился на помощь к джадидским подстрекателям Колесов, который, прибыв по железной'дороге в Каган, близ Бухары, в начале марта 1918 года в субботу и объявив войну, начал военные действия против бухарского государства.

Несмотря на нехватку вооружения и военного снаряжения, благодаря божьей /169/

1. Придворный чин из числа высших. (Значение всех званий, титулов, терминов и пр. здесь и далее приводится по кн. Таджикско-русский словарь по истории. Составители А. М. Мухтаров и А. А. Егани. Издание второе, дополненное.- Душанбе: Дониш. 1986.)
2. Старшина, начальник каравана.


поддержке и пророческой помощи шариата, счастье оказалось на стороне мусульман Бухары, и этот раб одержал победу.

Большевики, не достигнув своей цели, дали согласие на мир. Этот раб, постоянно помня о благе мира, заключил перемирие. После этой войны в Бухару от Ленина и Троцкого прибыли председатель большевиков Элиава и полномочный посол Бройдо и вступили в переговоры с этим ничтожным рабом, дав согласие на суверенитет Бухары, обещав вооружение и военное снаряжение. <...> Назначенный послом Советского государства в Бухару Аксельрод в целях укрепления союза против Афганистана, прислал мне в подарок из Ташкента одиннадцать пушек без снарядов. По этим пушкам без снарядов я мог судить об отношении большевиков к Бухаре. Этот ничтожный раб, не видя от большевиков и их посла отношения, соответствующего договору, решился на смелое предприятие — задумал направить все силы и средства на то, чтобы привести в боевую готовность войска и вооружение.

Собрав за два года некоторое количество войска и вооружение, привел их в боевую готовность. Как только большевики осуществили свои декреты, приведя страну в смятение, со всех сторон подняли головы смутьяны, затеяв распри и розни и обессилив большевиков. Власть большевиков довела до разрухи российские железные дороги, проложенные в старые времена и ведущие в разные страны, и этот ничтожный раб был уверен, что большевики <...> непременно будут мстить Бухаре. В это время, приведя в движение свои войска, я решил начать военные действия.

Правительство Хорезма, заключив со мной договор, перейдя под мое управление, возымело желание вместе вести войну с большевиками. Но возможно, большевистская власть, с трудом обратившись к прогрессу все-таки образумится? В надежде на это ничтожный раб со своей стороны направил к Ленину и Троцкому для установления отношений посольство из нескольких человек. Я намеревался возобновить и подписать договор. Но неумение держать слово и безответственность большевиков я знал хорошо, если бы я заключил договор с подобной, ни на чем не основанной, незаконной, не выполняющей своих обязательств властью, то это означало бы опозорить Бухару перед иностранными державами. Хорошо зная об этом по собственному опыту, я решительно безо всяких намерений и безо всякой цели направил в Москву к Ленину и Троцкому пятерых послов — генерала Махди-хана, Ходжиджурабека туксабо (1), Гайбуллу Ходжи, Мирзонаврузбая и еще одного человека с поздравлениями и для установления отношений.

Поскольку было видно, что Бухара в скором времени укрепится и придет в порядок и стремится она прежде всего к вероисповеданию ислама, что с Афганистаном завязываются тесные отношения, у большевиков возникли зависть и опасения, что если Бухара таким образом будет постепенно крепчать, то их республиканское государство будет тем самым раздроблено и столкнется с немалыми заботами и трудностями.

День за днем отношение большевиков к Бухаре становилось все более жестким, и они, осуществляя свои незаконные намерения, постоянно стремились начать войну. Однажды подданные Бухары были схвачены на дорогах и брошены в тюрьму. Наконец противники исламского государства собрали множество солдат и вооружения, желая напасть на священную Бухару. Этот ничтожный раб, подготовив свои войска, собрал их вокруг железнодорожной станции священной Бухары — Кагана, вооружив и приведя в боевую готовность. Люди из рода большевиков (2), льстя и угодничая, нарушив дружеские связи, облачившись в одежды вероломства и обмана, прислали из Ташкента для перемирия человека по имени Баранов, полномочного представителя министра иностранных дел. Посланник с особыми полномочиями, прибыв к этому ничтожному рабу, просил разрешения на переговоры и заключение соглашения, убеждая: «Поскольку Российское государство на протяжении 55 лет поддерживало с Бухарой дружеские и добрососедские отношения и до настоящего времени мы от Бухары видели лишь обоюдную выгоду и никакого ущерба одно государство другому не наносило. Желая, чтоб и в дальнейшем меж государствами проявлялись лишь дружество и доброжелательность, просим от вас /170/

1. 1) Начальник воинского подразделения, имевшего свое знамя, 2) подполковник, иногда занимал должность полковника.
2. В тексте сказано «кавми балшувик». Кавм — семейно-родовая группа. Любопытно, что для обозначения политических отношений эмир применил лексику из патриархального общинного быта.


помощи и поддержки. Наша республика готова оказать любую услугу, какая вам только потребуется. Однако рассчитываем на то, что вы отведете свои войска от станции нашей железной дороги, чтобы мы могли возвести укрепления на своей станции. Солдаты наши люди дикие и невежественные. Может случиться так, что при виде ваших солдат они затеют распрю, и не хотелось бы, чтобы это опорочило нас в глазах вашего высочества. Все, что вы желаете, и все, что вас удовлетворит; мы тут же исполним».

Подписав в ходе этих переговоров договор, посланник отбыл. Тех нескольких человек из числа наших подданных, схваченных на дорогах и задержанных, <...> отослали обратно.

Этот ничтожный раб, отведя свои войска от вышеупомянутой станции на расстояние трех миль от железнодорожного полотна, возвел оборонительные сооружения. На вышеупомянутой станции оставил около сорока караульных, предназначенных исключительно для того, чтобы защитить проезжающих и подданных местных жителей от возможного притеснения. Противник же, посредством этой хитрости усыпив мою бдительность, без объявления войны, без предупреждения, словно разбойник, в понедельник 29 августа 1929 года в полночь напал на караульных, выставленных в окрестностях линии железной дороги на всех направлениях, и около пятнадцати человек из них взял в плен. В это время напав на бухарское войско, начали военные действия. В два часа после полуночи начали военные действия, проведя артиллерийский обстрел и оружейную стрельбу, пригнав множество войска и вооружения, бронепоезд и бронированные автомобили. Одиннадцать аэропланов, поднявшись в воздух, забросали Бухару бомбами.

Этот ничтожный раб, будучи вынужден выдвинуть вперед свои войска, вручив свою судьбу божественному провидению, вел бои на протяжении четырех суток. Во время военных действий противник нанес городу большой урон артиллерийским и пулеметным огнем, запалив почти половину Бухары. Несчастные мусульмане, плачущие и испуганные, бросив на произвол врага скарб и имущество, жен и детей, ошеломленные, разбежались во все стороны. Несмотря на это ничтожный раб четверо суток вел бои и сражения с противником. Великий урон и разрушения, вызванные артиллерийским обстрелом и бомбежкой, страх и ужас, обуявшие несчастное население города, навели меня на мысль: если этот ничтожный раб изволит покинуть священную Бухару, то несчастные подданные, имущие и неимущие, избавятся от ужаса и тревоги. В среду, на четвертый день после начала событий, подобно святому посланнику Аллаха, да будет он благословен, на фаэтоне я изволил начать свое переселение, отбыв из шахского сада Ситора-и Мохи Хоса, направляясь в сторону уезда <...> Гиждуван.

В это время моими спутниками были Абдулшукур-хан, афганский посланник, и кадровый полковник Мухаммад Аслан-хан, егермейстер, афганский военный судья, ташкентский посланник, двадцать четыре бухарских чиновника, бухарские и афганские солдаты. Добравшись до уезда Гиждуван, мы остановились на ночлег.

Услышав о моем переселении, подданные, имущие и неимущие, с женами и детьми, плача и стеная, бросились вслед. Вечером упомянутой пятницы достигли моей резиденции в Гиждуване. Более чем десять тысяч человек с плачем и восклицаниями, не в силах пережить день разлуки, бились оземь. Некоторые от скорби и печали вручали душу Аллаху. Этот ничтожный раб, подбодрив этих опечаленных и несчастных, дав им наставление, утешил их и прочитал молитву за этих несчастных, помолившись и о себе и о тех несчастных подданных, имущих и неимущих, оставив их отчаиваться и ждать, изволил отбыть в Восточную Бухару.

Прибыв через 8 дней в подчиненную Бухаре область Курган-Тюбе, остановился там на десять дней. Во время переправы из Гиждувана внезапно появившиеся броневики преградили нам, несчастным, путь. На этом месте были схвачены несколько высокопоставленных лиц из моего окружения, такие как Усмон кушбеги (1), главный судья Бурхон-иддин, раис (2) Абдурауф корвонбоши, Юсуфбий, Мукимбий. Чтобы закрыть путь врагу, укрепившись и собрав много войска и населения из крепости местности Дарбанд. подвластной области Байсун. я начал военные действия против врага, и, отступив из упомянутой области, остановился в области Гиссар в Восточной Бухаре. /171/

1. Кушбеги — (буквально — главный ловчий) начальник ставки ханских войск; лицо, носившее это звание, было главой исполнительной власти, премьер-министром, в руках которого находилась вся исполнительная власть в стране.
2. Либо глава, начальник, либо цензор нравов, должностное духовное лицо.
Tags: Туркестан
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments