?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Добыл таки статью о Ижбригаде за авторством Посадского в дефицитном "Сибирсом альманахе". Люблю вообще работа Посадского за их подробность, хотя глобальные выводы в конце каждой статьи часто спорны. В этой работе он рассматривает сражение 9-11 мая 1919, в ходе которого Ижбригада была разбита бригадой Чапаевской дивизии. Рассмотрение на основе белых мемуар и советских военно-исторических сборников. Доков, как все понимают, нет...

Оказалось, что это был не разгром неустойчивого подразделения красными войсками, как я думал, введенный в заблуждение Ефимовым (у него там башкиры к красным перебегали целыми батальонами), а серьезный и ожесточенный бой. Дело, как это часто бывает, решила конница. На мой взгляд, один из секретов частых побед белых дивизий.

Я, правда, так и не понял, почему автор считает, что разгром бригады в статье - якобы не разгром, а так, тяжелый бой. То есть, если от 4,5-тыс. бригады остается в десять раз меньше, теряется большая часть пулеметов, орудий, почти всей конницы, а остатки срочно выводятся в тыл - это не разгром, а что-то другое. Ну правильно, четыре с половиной сотни же уцелело.

Антон Посадский
Ижевская бригада в бою 9 мая 1919 г. глазами белых и красных
В маневренной войне, когда военный успех предельно тесно увязан с настроением, питается им и питает его, рассмотрение отдельных, даже частных, боевых операций и боев в период напряженного противоборства на фронте оказывается важным.

Весеннее наступление войск А. В. Колчака и его неудача подробно рассматривались как в мемуарной литературе белых, так и в красной историографической традиции. Последняя делала акцент на неизбежном авантюризме белого руководства, не имевшего широкой социальной базы.

Начавшееся 4-6 марта наступление белых развивалось удачно, командование ставило задачу выхода к Волге. Однако 28 апреля красные начали контрнаступление, приведшее к стратегическому успеху. В борьбе за стратегическую инициативу произошел бой, в котором Ижевская бригада потерпела тяжелое поражение.

Драматичная история с уходом ижевцев по домам (по А. Г. Ефимову, это произошло 29 апреля) имеет не только военное, но и социокультурное измерение. Буйный норов ижевцев, своеобразная дисциплина, данное командармом обещание и попытка отложить его выполнение сформировали ситуацию — формально — военного бунта. Многочисленная и высокобоеспособная (1) Ижевская бригада полусамовольно разошлась и в прежнем числе уже не собралась впоследствии, несмотря на формальное обретение дивизионного статуса. При этом кадры ижевцев оказались и в «бессмертном» полку — детище Р. Гайды — и у разворотливого Н. Казагранди, в тылу формировался Ижевский конный полк, сильный запасный батальон ижевцев, ушедший из Томска, станет значительной величиной в Сибирском походе. Конечно, продуктивнее было бы иметь эти кадры под своей боевой маркой и в едином кулаке.

28 апреля началось красное контрнаступление, так называемый контрудар Южной группы против Западной белой армии. В нем участвовала переброшенная из Туркестанской армии сильная 25-я стрелковая дивизия под командованием В. И. Чапаева. Ее 1-я (73-я) бригада была наиболее боеспособной, состоявшей из первых партизанских кадров. Командовал бригадой молодой, энергичный, любимый В. И. Чапаевым И. С. Кутяков. Накануне боя 73-я бригада имела сильную артиллерию: 15 орудий, три трехбатальонных полка, 73-й, 75-й и 25-й (бригадные и дивизионный) кавалерийские дивизионы общей силой в 5 эскадронов (2). Позади были успешные бои на новом фронте. 25 апреля бригада завязала бои с 11-й Уральской стрелковой дивизией и оттеснила ее на 40-50 километров по Бугурусланскому шоссе. У Сергиевского были захвачены в плен две роты 43-го стрелкового полка дивизии. В последовавших боях на этом участке первых дней красного контрнаступления белая дивизия потерпела тяжелое поражение, из 4000 штыков в строю осталось до 800-850 (3).

Задача борьбы за инициативу заставляла стороны принимать наступательные планы. Планы сторон на 9 мая с очевидностью вели к встречному столкновению частей 2-го Уфимского корпуса с 25-й и 26-й дивизиями 5-й армии. В рамках контрудара генерала С. Н. Войцеховского 9 мая наступающая Ижевская бригада столкнулась с 73-й бригадой 25-й красной стрелковой дивизии. Эти события разбираются как красной, так и белой стороной. Нам представляется интересным сопоставить ряд мнений об этом бое, учитывая тот факт, что бригада с громким именем по составу уже была иной.

После ухода ижевцев бригада была переименована в Первую отдельную стрелковую, офицерский кадр /134/ (180 человек) строя не покинул, осталось и какое-то число стрелков. К маю в бригаде было 452 штыка старого состава (4). Наименование «Ижевская» сохранилось по старой памяти, официально вернется оно только приказом командарма-3 от 29 июля 1919 г. А. Г. Ефимов пишет, что в начале мая прибыли пополнения — около двух тысяч, преимущественно молодых башкир, необученных и, разумеется, без боевого опыта. После нескольких дней усиленных занятий 9 мая комкор бросает бригаду в бой. «На один из батальонов наскочили красные казаки Каширина. Танцуя в атаке на своих лошадях, они произвели панику среди молодых башкир, которые бросились на землю и уткнули лица в грязь. офицеры и пулеметчики были перерублены. Генерал Молчанов донес о небоеспособности бригады». Стоверстный переход в тыл и богатырский сон сняли напряжение с молодых солдат. Бригаду отвели в район Чишмы, возник вопрос о ее расформировании по причине небоеспособности. Однако в результате принимается решение сохранить соединение и развернуть в дивизию. При этом на рубеже реки Белой вновь выразительная неустойка: «наши башкиры» при виде массированной красной переправы «обалдели, перестали стрелять и начали разбегаться» (5). Только возвращение старых бойцов вернуло боеспособность. А. Г. Ефимов неточен в описании боя: по крайней мере, казаки Каширина в нем не участвовали.

В. М. Молчанов в воспоминаниях, правда, с очень значительной временной дистанцией, сообщает некоторые подробности пополнения бригады. он говорит о прибытии мобилизованных башкир числом в 1500-2000 человек. При этом указывает на их совершенную молодость, 16 и 17 лет. Строго говоря, мобилизация, проводимая обычным порядком, не могла дать такой контингент. Можно предполагать добровольческую мобилизацию или мобилизацию разверсточную, по селениям. По Молчанову, молодое пополнение даже готовить было невозможно: солдаты не понимали по-русски, а офицеров, знавших башкирский, вполне понятно, в бригаде не нашлось (6). Собственно о бое 9 мая генерал не упоминает. П. П. Петров вообще не выделяет этот бой в общем обзоре. он пишет лишь о неудачной попытке группы Войцеховского вырвать инициативу в боях 9-11 мая 1919 г. (7)
Вполне понятно, что победный бой более широко освещен красной стороной. В официозных изданиях результаты боя представали большой и полной победой над отборными частями противника. В «Истории Гражданской войны» о нем говорится так: в боях 9-11 мая «были наголову разбиты Ижевская бригада, 4-я Уфимская дивизия и Оренбургская казачья бригада», сообщалось о более чем 2000 пленных и отступлении «остатков разбитых вражеских частей» (8).

Советские военные разборы гораздо более сдержанны. А. Н. Смирнов указывает на бой с 10 утра до двух часов дня Ижевской бригады с 73-й бригадой 25-й красной дивизии. Он сообщает о взятии красными 1000 пленных, 3 захваченных орудиях и 70 пулеметах. При этом цитируется сводка оперативного управления штаба РВСР от 17 мая, согласно которой «противник потерял Ижевскую бригаду, один полк которой захвачен целиком в плен, а другой уничтожен». Остатки бригады якобы бежали за р. Ик, а оттуда уведены в резерв за р. Белую. 4-я дивизия, получив приказ комкора помочь ижевцам, только около 15.00 подошла к деревне Кряжлы, то есть когда бой уже завершился. Вскоре красные заставили ее поспешно отступить (9).

Ф. Е. Огородников обращает внимание на то, что Ижевская (1-я стрелковая) бригада двигалась на Аксеновку, минуя без остановки Татарский Кандыз. Это обстоятельство выдвинуло бригаду вперед по отношению к соседней 4-й Уфимской дивизии. Он пишет об излишней самоуверенности белого командования. Ижевская бригада получила приказ «перейти» в Русский Кандыз, как будто противодействия противника не предполагалось вовсе. В итоге «Ижевская бригада в походной колонне была охвачена с обоих флангов частями 1-й (73-й) бригады 25-й дивизии, двигавшейся по полкам, на широком фронте, и отброшена с большими потерями: было взято много пленных, пулеметы и три орудия». Выдвинутые на поддержку части 4-й дивизии были встречены ударом с фронта и правого фланга и отброшены с потерями. Преследование далее Татарского Кандыза не велось из-за «утомления войск и наступавшей темноты». Генштабист Ф. Е. Огородников счел, что 25-я дивизия в основном подтвердила свою боевую репутацию. При этом отмечается, что соседняя по фронту 75-я бригада не сделала попытки охватить левый фланг ижевцев, чтобы не пустить ее за Ик, а в целом пишет не более чем о «технических успехах» на правом фланге 5-й армии (10).

Г. X. Эйхе, оценивая оперативную обстановку в первые дни советского контрнаступления, упоминает о контрударе Войцеховского, не согласованного с действиями Волжского корпуса, и его неудаче. Уфимская группа вынуждена была уже 11-го, согласно приказу, перейти к обороне по восточному берегу р. Ик (11).

«Чапаевская» историография в отношении боя 9 мая допускает серьезные ошибки. Так, в летописи чапаевской дивизии Ижевская бригада именуется «кавалерийской», а главное, бой с ней переносится на 10 мая. Якобы после почти полного уничтожения /135/ двух полков 4-й дивизии 9 мая эта пополненная дивизия была направлена 10-го на поддержку Ижевской бригаде, ведшей бой с 73-й бригадой. В результате боя бригада объявлена «полностью уничтоженной». Очевидно, перенос потребовался для подчеркивания упорного характера боя с 4-й дивизией 74-й бригады — бой якобы длился весь день. Любопытно, что в двух изданиях книги варьируется акцентировка результатов боя: «Почти два полка колчаковцев перестали существовать» (первое издание) и «два полка колчаковцев почти перестали существовать». Так как полки ни в первом случае, ни во втором не названы, то любая формулировка создает впечатление тяжелейшего поражения дивизии (12), чего на деле не было. В очерке жизни и боевой деятельности В. И. Чапаева бой 74-й бригады с 4-й Уфимской дивизией 9 мая здраво описан как тяжелый, но успешный. В ходе боя были смяты два батальона белых, отмечается упорное сопротивление «не битой» до этого дивизии, об уничтожении «двух полков» речь не идет. Про бой 73-й бригады с ижевцами говорится следующим образом. Бригада двигалась из Татарского Кандыза походной колонной, была охвачена с флангов полками красной бригады и вырвалась с большим трудом, бросив батарею, потеряв пулеметы и много пленными. Пришедшая на помощь 4-я дивизия была отброшена, потеряв сто человек пленными, а также многих убитыми и отдав два пулемета (13).

В приказе войскам Южной группы от 10 мая, отданном в расположении 25-й дивизии (Русский Кандыз), М. В. Фрунзе объявил о разгроме Ижевской бригады с захватом более 1500 пленных (14). Любопытно, что при цитировании этого приказа в других упомянутых книгах указывается иное число — более 2000 пленных.

Обратимся теперь к неопубликованному красному источнику. Это объемное монографическое исследование «Восточный фронт», отложившееся в фонде саратовского истпарта. Документ датирован 1935 г. Рукопись представляет собой военно-историческое исследование с использованием фондов АКА (ныне РГВА), в частности, со значительной опорой на документы белой стороны: солидный корпус именно документов белого командования помещен в приложения. Вероятное авторство работы принадлежит Г. х. Эйхе и И. С. Кутякову.

Авторы подробно описывают бой, в их изложении события развивались следующим образом.

В 10.00 217-й Пугаческий полк, подходя к Аксеновке, неожиданно столкнулся с Ижевской бригадой. До этого времени ижевцы, достаточно сильные качественно и количественно, около месяца состояли в армейском, а затем корпусном резерве. До 10-11 апреля бригада располагалась в районе Сарай-Гир — Зерикла, оттуда походом направилась в Ижевск, но была остановлена в районе II корпуса и около 6 мая разместилась в районе Ибраево — Татарский Кандыз. Бригада оценивалась как трехполковая (что неверно), с конно-егерским и артиллерийским дивизионами.

В результате первых боев 217-й полк, видя свою слабость, перешел к обороне. Ижевцы вели наступление в батальонных колоннах. Легкая батарея 217-го полка открыла беглый огонь, а полк начал отход. В то же время перед 25-м кавалерийским полком (15) (дивизионная конница) справа и 218-м Разинским слева противника не наблюдалось. Оба комполка решили идти на выстрелы — помогать соседу. На своих участках были оставлены заслоны. Командиры направили удары во фланг и тыл наступающему противнику. Ижевцы увлеклись, продолжали двигаться в батальонных колоннах. В этот момент из-за холмов и перелесков 25-й полк в конном строю атаковал левый фланг ижевцев. Белые дрогнули, но скоро оправились, открыли по коннице залповый огонь и, видя, что красных немного, перешли в наступление по всему фронту против 217-го и 25-го полков. Тут через Черный Ключ — Татарский Кандыз подошел 218-й полк и ударил противнику во фланг и тыл с криком: «Даешь Уфу!» в штыки. Атакуемые 217-й и 25-й полки также перешли в контратаку. Ижевцы попали в окружение, их колонны простреливались насквозь артиллерийским и ружейно-пулеметным огнем. Оказавшись в явно безвыходном положении, солдаты, в большинстве татары, начали сдаваться. К 14.00 бой закончился разгромом отборной части. Красные захватили около 1000 пленных, 3 легких орудия, 70 пулеметов, при этом долина реки Кандыз «усеяна трупами ижевцев».

Западнее ижевцев, по направлению на Русский Кандыз, двигалась 4-я Уфимская дивизия, ее передовые части к 10.00 выходили на линию деревни Моторино. Командир корпуса, получив донесение генерала Молчанова о неблагоприятном исходе боя, приказал начдиву-4 двигаться на Черный Ключ — Кряжлы на помощь отходящим в беспорядке ижевцам. Около 15.00 головы колонн дивизии показались у Кряжлы и стали разворачиваться против 217-го, 218-го и 25-го кавалерийского полков, приводивших себя в порядок. Красные, еще не успев устроиться после боя, попали под артиллерийский и пулеметный огонь подходившей белой дивизии. Маневрирование дивизии хорошо скрывалось лесом. Уфимская дивизия на 40 % состояла из добровольцев, имела много пулеметов и сильную артиллерию. Численно красных было несравнимо меньше, но полки находились на подъеме после победного боя. Начался новый яростный бой. 219-й Домашкинский полк наступал против левофланговых частей Уральской дивизии и к 15.0016.00 выдвинулся клином вперед на 10 километров по сравнению с другими полками 73-й и 74-й бригадой, пройдя за день около 15 километров с небольшими боями. Узнав, что справа от него 217-й и 218-й полки ведут упорный встречный бой, комполка-219 оставил на фронте 73-й кавалерийский дивизион, /136/ а сам с полком через Кряжлы двинулся на Аксеновку на помощь своим. К 18.00 полк развернулся южнее Кряжлы и ударил во фланг и тыл 4-й дивизии. Дивизия, поддерживаемая остатками ижевцев и частями 2-й оренбургской казачьей бригады, вела успешный бой с красными полками. Заметив удар в свой правый фланг, уфимцы начали поспешное беспорядочное отступление. Прикрывающие цепи уничтожены преследующим 25-м кавалерийским полком красных. Ввиду темноты, больших потерь и усталости преследование было коротким.

Очевидно, офицеры в плен не сдавались. Д. Фурманов отмечал в дневнике от 11 мая 1919 г., как в Русском Кандызе среди «массы пленных», захваченных 73-й бригадой, «попался» офицер. Он, кстати, оказался не ижевцем и не уфимцем, а казанским семинаристом в прошлом. По приказу Фурманова и горячему рвению И. С. Кутякова его расстреляли (16).

9 мая стало днем оперативного кризиса для II Уфимского корпуса. Ижевская бригада сразу же под предлогом переформирования в дивизию была отведена за р. Белую в район Уфа — Дуваней, где пробыла в армейском резерве до начала июня. На фронте в составе корпуса остался лишь сводный Ижевский полк (17).

По данным А. Н. Смирнова, после боя 9 мая в строю бригады осталось 444 штыка, 67 сабель при 19 пулеметах и 4 орудиях (18). Отметим, что понесшая жестокое поражение бригада сохранила часть артиллерии и пулеметов. Ориентируясь на численность пополнения, допустимо предположить, что кровавые потери исчислялись сотнями человек.


Итак, несомненно поражение Ижевской бригады в жестоком встречном бою. Только пленными она потеряла примерно столько, сколько всего понесла потерь при успешном движении вперед с 6 марта по середину апреля. В то же время рассуждения о полном разгроме и уничтожении бригады надо отнести на счет победного бахвальства красных. Советская аналитическая литература 30-х годов довольно скромно оценивает этот успех чапаевцев. Бригада проявила стойкость, выдержала несколько часов боя с инициативным, опытным и напористым противником. Несмотря на большие потери, продолжала сражаться вместе с подошедшими уфимцами. Обращает на себя внимание, что «молодые башкиры» или «татары» (19) — новобранцы — стойко сражались, сдача и паника начались, как можно понять, только когда колонны стали простреливаться пулеметным и артиллерийским огнем, а бригада была охвачена с флангов. В этой ситуации и гораздо более опытный личный состав мог поддаться панике. «Восточный фронт» сообщает важную подробность: бригада не двигалась в походной колонне, а наступала в батальонных колоннах.

Молодой состав бригады проявил боеспособность. Видимо, прекрасный офицерский кадр, умеющий подойти к солдату, с навыками братского отношения командиров и солдат, и молодой контингент из антибольшевистски настроенного башкирского населения (20) дали неплохой результат даже в условиях самой скороспелой импровизации. По крайней мере, этот результат лучше, чем тот, который дали недавние красноармейцы в Волжском корпусе.

Казалось бы, следует бросить упрек какой-то из командных инстанций белых — либо штабу корпуса, либо штабу бригады. Бригада двигалась, видимо, излишне самоуверенно, за что и поплатилась при встрече с активным неприятелем. В то же время можно предположить, что батальонные колонны — лучший способ держать в руках при движении и наступлении едва обученный новобранческий контингент.

Красные показали захват 70 пулеметов, что вызывает сомнения — бригада не имела столько и при начале наступления, а уход коренных ижевцев должен был оставить соединение без опытных пулеметчиков, никакие новобранцы, естественно, в пулеметчики не годились.

Интересно, что усталость частей и наступившая темнота у разных авторов выступают объяснениями короткого преследования чапаевцами ижевцев и уфимцев. В неопубликованной монографии к ним добавляются большие потери, что лишний раз свидетельствует об ожесточенности сражения.

Итак, описанный бой и его отражение в литературе (оставляем в стороне тактические и оперативные последствия) интересны, как представляется, двумя моментами. Во-первых, несмотря на очевидную боевую неудачу бригады, он показал возможность создания боеспособного соединения в режиме импровизации, на основе офицерского кадра с большим опытом гражданской войны. Сюжет — из актуальнейших для Белого движения. Во-вторых, этот бой стал одним из элементов чапаевской легенды, в которую удачно вписалась победа над лучшим, «отборным» белым соединением, хотя это по личному составу на тот момент фактически было не так. При этом, по контрасту с прежней боевой славой, возможно, сами белые командиры не увидели достойного поведения буквально вчера влитых в соединение новобранцев.
Порыв, не терпящий перерыва, высокая цена ошибок в маневренной войне, значение настроя бойцов и роль успеха тесно связывают социальные и военные аспекты противостояния. Бой 9 мая стал одним из элементов сложной боевой драматургии, решившей, в конечном итоге, судьбу восточного фронта.

1. Разные авторы приводят вполне согласующиеся между собой данные о численном составе бригады. На 1 марта Ижевская бригада насчитывала 3811 штыков, 286 сабель, имела на вооружении 30 пулеметов, 8 орудий; к 15 апреля - 5407 человек, в том числе 4100 штыков, 200 сабель, при 44 пулеметах и 8 орудиях (Эйхе Г. Х. Уфимская авантюра Колчака (март-апрель 1919 г.) Почему Колчаку не удалось прорваться к Волге на соединение с Деникиным. М.: Воениздат, 1960. С. 194). По А. Г. Ефимову, к 20 апреля в бригаде имелось 4000 штыков, 1400 сабель, артиллеристов, сапер и др., более 4000 боевого состава показано и накануне ухода бойцов-ижевцев (Восточный фронт адмирала Колчака. М.: Центрполиграф, 2004. С. 446-447, 450).
2. Легендарный начдив / Сб. док-тов. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 1986. С. 152.
3. Карасевич К. Контрудар Южной группы по Колчаку. М.: Воениздат, 1938. С. 14, 18.
4. Плотников И. Ф. Гражданская война на Урале (1917-1922 гг.). Энциклопедия и библиография. Т. 1. Екатеринбург, 2007. С. 149-150.
5. Восточный фронт адмирала Колчака. М.: Центрполиграф, 2004. С. 445-447.
6. Moltchanoff V. M. The Last White General. Berkeley, 1972. P. 81.
7. Петров П. П. Роковые годы. 1914-1920. Калифорния, 1965. С. 183-185.
8. История Гражданской войны в СССР. 1917-1922. М.: Госполитиздат, 1939. Т. 4. С. 109.
9. Смирнов А. Н. Контрманевр Южной группы 1919 г. / Издание научно-исследовательского отдела Военной академии РККА. М., 1934. С. 80-82.
10. Огородников Ф. Е. Удар по Колчаку весной 1919 г. М.: Госвоен-издат, 1938. С. 252-253.
11. Эйхе Г. Х. Уфимская авантюра Колчака (март-апрель 1919 г.) Почему Колчаку не удалось прорваться к Волге на соединение с Деникиным. М.: Воениздат, 1960. С. 260-262.
12. Хлебников Н. М., Евлампиев П. С., Володихин Я. А. Легендарная Чапаевская. М.: Знание, 1968. С. 108-111; изд. 2-е, испр. и доп. М.: Знание, 1970. С. 146-147.
13. Чапаев А. В., Чапаева К. В., Володихин Я. А. Василий Иванович Чапаев: Очерк жизни, революционной и боевой деятельности / Изд 2-е, испр. и доп. Чебоксары: Чувашское кн. изд-во, 1987. С. 255-256.
14. Говорят чапаевцы: Документы, воспоминания / Изд. 3-е. Уфа: Башкирское кн. изд-во, 1982. С. 26.
15. Авторы пишут именно про полк, а не дивизион
16. Чапай настроен слишком нежно. Из личного архива Фурманова / Публ. и вступ. ст. А. В. Ганина // Родина. 2011. № 2. С. 74-75.
17. Государственный архив новейшей истории Саратовской области (ГАНИСО). Ф. 199. оп. 1. Д. 172. Восточный фронт 1918-1919. Т. III. Лл. 24-28.
18. Смирнов А. Н. Указ. соч. С. 81.
19. В то время мусульманское население Приуралья могли называть «татарами» в расширительном понимании, бытовало также выражение «татаро-башкиры».
20. Из приказа по 25-й дивизии №078, с. Поповка 16 мая 1919 года: «15 ч. 15 мин. Замечается злостное явление со стороны местного населения в порче телефонных и телеграфных проводов и убийстве в ночное время надсмотрщиков. Вменяется в обязанность всем политкомам и командирам частей объяснить местному населению и предупредить, что впредь за такие явления и укрывательство бандитов все местные власти будут арестованы, преданы суду и, в крайнем случае, расстреляны...» (См.: http://chapaev.ru/15/Glava-14--Krov-i-pobedy)

Сибирский исторический альманах. Том 2. Сибирь на переломе эпох. Начало ХХ века. Красноярск, 2012. С.134-137. Тираж 600 экз.

Пара моментов от себя.

По сведениям монографии Куликова-Дмитриева "Мятеж в Ижевско-Воткинском районе", Ижбригада в марте 1919 г. насчитывала аж 2,5 тыс. чел. Судя по всему, росла она по мере пополнения.
Со сведениями о пленных в советских сводках все еще веселее)))
О расстреле "офицера-добровольца", который был семинаристом (ну и кадры...) можно прочесть даже в книге Фурманова "Чапаев". Это если интересно.
Наконец, весьма любопытно, что автор выводит как пример "боеспособного соединения в режиме импровизации, на основе офицерского кадра с большим опытом гражданской войны" именно Ижбригаду, а не Домашкинский полк, хотя последний мало того, что победил, так еще и имеет на это прав ничуть не меньше.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
livejournal
Jul. 1st, 2013 04:24 am (UTC)
Ссылочная
Пользователь yadocent сослался на вашу запись в записи «Ссылочная» в контексте: [...] Разгром ижевцев чапаевцами http://voencomuezd.livejournal.com/682495.html [...]
livejournal
Mar. 4th, 2016 07:31 pm (UTC)
Ижевско-воткинские добровольцы в белой армии
Пользователь vihrbudushego сослался на вашу запись в своей записи «Ижевско-воткинские добровольцы в белой армии» в контексте: [...] среди молодых башкир, которые бросились на землю и уткнули лица в грязь. См. статью Посадского [...]
( 2 comments — Leave a comment )

Profile

voencomuezd
voencomuezd

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner