voencomuezd (voencomuezd) wrote,
voencomuezd
voencomuezd

Categories:

Китайский боец на Урале

Итак, последний рассказ в моей коллекции советских воспоминаний о подавлении Ижевско-Воткинского восстания. Принадлежит перу китайского бойца. Интересен тем, что, во-первых, именно на его основе Куликов описывает уничтожение китайского батальона в Бабках ("В боях за Советскую Удмуртию"), а во-вторых, потому что китаец служил до этого на Мурманской железной дороге. Мы уже обсуждали кое-где кое с кем)) вопрос об этих интересных китайцах с Мурмана и куда они потом подевались. Кстати, как говорит ув.Олег Винокуров, "в 227-м Владимирском полку по состоянию на середину августа 1919г была одна китайская рота из рабочих строивших Мурманскую жел.дорогу". Короче, разбросала нас судьба, Петька...
http://siberia.forum24.ru/?1-1-0-00000009-000-20-0#025
И, конечно, напоминаю предыдущие посты.

Отрывок "На подавлении Ижевско-Воткинского восстания": http://voencomuezd.livejournal.com/420156.html
Партизанский отряд воткинских коммунистов: http://voencomuezd.livejournal.com/421868.html
Отряд комиссара Журавлева "Чертова дюжина": http://voencomuezd.livejournal.com/422072.html
Сарапульские коммунары: http://voencomuezd.livejournal.com/423952.html
Сарапульские коммунары-2: http://voencomuezd.livejournal.com/424413.html

ЛЮ ФУ — китайский крестьянин, в 1915 году приехал в Россию «на заработки». Принимал активное участие в гражданской войне на Урале. Сейчас живет в Китае, пенсионер. Член Компартии Китая.

СКРЕПЛЕННАЯ КРОВЬЮ

Звали меня раньше не Лю Фу, а Лю Юй-цин. Родился я в 1885 году в китайской деревне Фенсяо-лю, уезда Хэтин, провинции Хэбэй. Было у меня три брата, а наша вся семья состояла из 14 человек. Владели мы только немногим более 10 му (2/3 гектара) земли да 10 му приарендовывали у помещика. Из года в год эксплуатировались помещиком, вдобавок бедствовали от бесконечных наводнений. Жили так, как будто бы в кипящем котле варились.
В 1907 году, услышав о том, что одному человеку удалось в Дунбэе разбогатеть, я с болью в душе расстался с женой и двухлетним сыном и отправился туда в поисках счастья. В одном из харбинских обувных магазинов в течение года занимался приготовлением пищи, а затем мыл золото на приисках Синлунгоу и Фэньюаня в Хэйлунцзя-не. Проработал я там целых семь с лишним лет, намыто золота было немало. Однако из-за жестокой эксплуатации со стороны хозяев я с головой влез в долги. Последние два года бывало так, что для того, чтобы возвратить долги, ел по одному разу в день, а в итоге все же задолжал хозяину 52 золотых. Про себя подумал: «Если так пойдет дальше, погибну и с долгами не рассчитаюсь». Поэтому взял да и сбежал. /507/
Весной 1915 года, переправившись через реку Хэйлун-цзян, я высадился на русский берег с намерением узнать, что из себя представляют русские капиталисты. Год я проработал на трех золотых приисках, но ничего не заработал. Оказывается, у всех капиталистов одно нутро.
Надежды разбогатеть рухнули. Я призадумался: «Погибнуть, стать нищим или же, может быть, лучше возвратиться на родину?»
В июне 1916 года я покинул прииски и прибыл в Благовещенск. Там как раз русский подрядчик вербовал китайских рабочих на работу в Иркутск, обещал ежемесячный заработок в 45 рублей и в случае сдачи заграничного паспорта 30 копеек в день на питание. Как только я услышал об этом, сердце мое так и затрепетало. За три лаяна 1 я купил старый паспорт, чтобы зарегистрироваться. Паспорт этот был на имя Лю Фу. С тех пор я и превратился из Лю Юй-цина в Лю Фу.
Всего завербованных китайских рабочих было более ста человек. Мы сели на пароход и поплыли вверх по Хейлунцзяну. В Сретенеке высадились, пересели на поезд и отправились на запад. Приехав в Иркутск, простояли два дня, однако подрядчик не разрешал нам выходить из поезда. Разными посулами и обманом он доставил нас прямо в Архангельскую область на строительство Мурманской железной дороги. Это было, насколько помню, 14 августа.
Земля здесь бесплодная, население малочисленное, климат очень холодный. Хотя еще был август, а уже начинался снегопад. Мы построили временные жилища, из стволов и веток деревьев соорудили кровати. Обосновавшись, приступили к работе. Мы рубили лес, рыли землю, укладывали булыжник.
По Мурманской (ныне Кировской) дороге царское правительство намеревалось перевозить получаемые из-за границы боеприпасы, чтобы продолжать мировую войну. Работа велась круглые сутки в три смены. Когда работаешь, покрываешься потом, только остановишься —мгновенно превращаешься в лед. Очень (многие поотморозили руки, ноги.
В то время здесь работало около десяти тысяч китайцев. У нас была не только горькая жизнь и тяжелая ра/508/бота, нас к тому же вконец изматывали эксплуатация и обман. Десятники (и даже захваченные на фронте военнопленные) могли бесцеремонно бить нас. В знак протеста против избиений рабочих в октябре 1916 года мы начали первую большую забастовку. Продолжалась она два дня. В конце концов капиталисты были вынуждены согласиться не разрешать десятникам и солдатам бить рабочих, а кто будет бить — под суд.
1. Лаян — китайский (мексиканский) доллар.

Больше всего раздражало нас то, что русские капиталисты, потеряв всякую совесть, не выдавали зарплату. Припоминаю, что к ноябрю — декабрю того года мы проработали уже несколько месяцев, однако не получили ни одного гроша. Капиталисты выдали каждому из нас небольшую тетрадь, куда мы должны были записывать получаемые деньги. А денег все же не давали. Ели мы один черный хлеб. Не было не только овощей, даже и крупинки соли нельзя было найти. Бедствия стали невыносимыми, и мы снова организовали забастовку.
Незаметно наступил февраль 1917 года. Дорога достроена, срок действия договора также истек, однако зарплату не выдавали. Мы организовали новую, третью забастовку. Представители капиталистов говорят: «Рассчитаться можно, но сейчас здесь нет наличных денег. За ними надо ехать в Петроград, в главную контору. А работа для вас еще есть. Поработаете немного, заработаете еще, а потом и рассчитаемся. По рукам?» Кое-кто из китайских рабочих остался, а я и еще более сорока человек не пожелали там снова работать, сели в поезд и отправились в Петроград.
В то время как раз был разгар Февральской революции. Петроград бурлил. Улицы полны революционных солдат. Витрины магазинов разбиты. Собравшиеся в отряды вооруженные рабочие и женщины провозглашают лозунги. Только много дней спустя мы нашли главную контору. Вероятно, революционная ситуация помогла нам благополучно получить всю нашу зарплату. Затем мы снова в течение трех месяцев строили дороги в Рыбинске. В июне 1917 года в количестве более двадцати человек мы прибыли в Москву и поселились в ее окрестностях. Прожили более десяти дней, а работы так и не нашли. Идти также некуда. И вот, когда уже ничего нельзя было придумать, повстречался мне один человек по имени Чжоу /509/ Лао-тай. Он был приемным сыном русского. По его рекомендации мы направились на станцию Шаля, на Урал.
Я стал третьим помощником машиниста паровоза. Старшего машиниста, работавшего со мной вместе, звали; Михаилом, второго — Иваном. Возможно, оба они были большевики. Мои отношения с ними, особенно с Иваном, были очень хорошими. В Октябрьские дни я помогал им водрузить на паровозе красный флаг с серпом и молотом, вместе с ними развешивал лозунги. Они брали меня с собой на торжественные собрания, на демонстрации. Мы голосовали за Советскую власть, кричали: «Долой Керенского!» Благодаря помощи этих людей я начинал понимать одну ранее неведомую мне истину: не возьми простой человек государственную власть в свои руки — на всей земле не найти ему жизни и счастья.
Весной 1918 года империалистические государства начали вооруженную агрессию против Советской республики. В мае на пути во Францию через Сибирь и Владивосток при подстрекательстве контрреволюционеров и поддержке иностранных империалистов поднял мятеж сформированный из военнопленных чехословацкий корпус. Мятежники вместе с белогвардейцами захватили Среднюю Волгу, Урал и Сибирь, вплоть до Дальнего Востока.
Многие из тех железнодорожных рабочих, кого я хорошо знал, ушли в Красную Армию, чтобы защищать Советскую власть. В июле того же года я также расстался с паровозом, прибыл в Пермь и вступил в армию. Я был назначен в 9-е отделение 3-го взвода 3-й роты Первого китайского отряда, а четыре дня спустя меня произвели в командиры отделения. Весь полк состоял из китайских рабочих, прибывших с каменноугольных и асбестовых копей и железных дорог Урала. Командира полка звали Го Лай-бинь. Наш отряд состоял из четырех рот. Всего в нем было больше 600 человек. Командиром отряда был Го Фу-чень, в прошлом рабочий-транспортник. Фамилию командира первой роты я забыл. Командиром второй роты был Ша Фу-линь, третьей — Чжан Хай-шань, четвертой — У Гуань-и. Большинство из нас в прошлом никогда и не прикасались к винтовке, поэтому мы день и ночь настойчиво обучались военному делу.
В начале сентября мы отправились на фронт, чтобы вместе с 3-м Камским полком защищать Пермь. На судах /510/ прибыли в село Частые, а в деревне Бабка у нас произошел первый бой.
Я хорошо помню обстоятельства этого первого сражения. День еще не начался, когда мы выступили из села Ножовка. Противник же находился в деревне Бабка. Наши 3-я и 2-я роты ударили по головному отряду врага. Около 10 часов эти роты заняли высоту, находившуюся примерно в полутора километрах юго-восточнее Бабки, одновременно ведя бой и сооружая укрепления. Но пока это были мелкие стычки.
По правому склону высоты проходила дорога на Бабку. С вершины нам было очень хорошо видно командира отряда Го Фу-ченя, сидящего верхом на коне, с винтовкой в правой руке и красным флагом в левой. С дороги он обратился к бойцам с призывом: «Молодцы! Братья! Все видят флаг в моей руке? Им я укажу, куда будем наступать». Немного спустя он высоко поднял флаг и с кличем «Вперед!» указал им направление. И тут Го Фу-чень, у которого храбрости было хоть отбавляй, а опыта не хватало, оказался в стане врага. Отряд не подоспел ему на выручку. Командир погиб.
Весть об этом вызвала гнев всего отряда. Раздался призыв: «Отомстим за командира Го!» Весь отряд стремглав спустился с высоты. После ожесточенного боя противник оставил Бабку. Заняв эту деревню, мы провели рекогносцировку. Но из-за недостатка боевого опыта, мы не догадались провести обыск в церкви, а также выставить часовых на горе. Утром второго дня более 17 тысяч вражеских солдат перешли в наступление, и мы оставили эту деревню. Когда мы проходили по мосту в южной части деревни, замаскированный на колокольне пулемет белых открыл нам в спину огонь, а часть противника, захватившая высоту, отрезала нам путь отступления. Наши потери тогда были очень велики. Вокруг церкви, на берегу реки, на мосту, в реке — везде тела молодых бойцов. Мы потеряли тогда более 140 человек. Наш командир роты был ранен, командир взвода погиб.
После сражения в Бабке мы дислоцировались в районе села Частые. Заместитель командира отряда красных моряков помог нам обобщить наш боевой опыт, отметил наши положительные стороны, рассказал о причинах неудач.
Я был назначен командиром взвода. Затем принимал участие в боях с белыми в окрестностях Перми, на обоих /511/ берегах реки Камы. В ноябре месяце в городе Оса я скомплектовал отряд из тридцати человек. У нас было много успешных сражений, но и потери велики. Погиб всеми горячо любимый паренек Цзинь Лян-цзы. Тогда ему было всего четырнадцать лет. По происхождению — шаньдунец. В отряде он был корреспондентом. Каждый раз, когда он появлялся на передовых позициях, руководство отсылало его в тыл, но он всегда украдкой оставался с нами.
В тяжелых боях все русские воины относились к нам, китайским бойцам, как к родным братьям. Зимой, когда не хватало одежды, они отдавали нам свою, когда не хватало продовольствия, они делили с нами свой хлеб. Поскольку русские бойцы хорошо знали свои родные места, выполнение труднейших задач командование в первую очередь поручало им.
Из событий боевой жизни того периода мне особенно памятна дружба с тринадцатилетним советским мальчиком Володей. Это было в ноябре 1918 года. Отряд в сорок с лишним китайских бойцов под моим командованием располагался в одной деревушке, в 9—10 километрах к югу от штаба полка. 24 числа, в 5 часов вечера, штаб батальона прислал нам с сыном командира кавалерийского отряда Володей Шитиковым приказ — в 5 часов прибыть в штаб полка. Получив приказ, мы немедленно сняли посты и выступили в поход. Так как дорога нам была незнакома, а уже наступали сумерки, Володя сам вызвался быть проводником.
Быстро прошли полпути. И вдруг впереди раздались редкие выстрелы. Только мы остановились, чтобы определить, откуда стреляют, как вдруг со склона находящейся впереди горы застрочил пулемет. Произошло замешательство. По неосторожности я свалился в овраг глубиной в два чжана К К счастью, в овраге лежал толстый слой листьев, и я остался невредим. Выкарабкавшись, я насторожился, опасаясь быть обнаруженным противником. Даже не осмелился позвать Володю. Отправился один вдоль оврага догонять отряд. Повалил густой снег. Я все более уставал. Увидев в лесу пенек, присел отдохнуть. В это время вдруг слышу, как впереди кто-то тихо позвал: «Дяденька!» Как будто бы Володин голос! Я не смел этому поверить. Затем голос стал приближаться, а потом я уви/512/дел маленький человеческий силуэт. Да, это, действительно, был Володя. Он обыскивал овраг. Я тут же спросил его об обстановке впереди, и он мне тихо сказал: «Я направил твой отряд по одной дороге, на поиски наших частей, а сам вернулся искать тебя. Окольными путями я поведу тебя вдогонку за отрядом». И он, невзирая на густой снег, довел меня до отряда. А потом всех нас по безопасной дороге привел к главному отряду, с которым мы чуть было не потеряли связь.
1. Ч ж а н — китайская сажень, равная 3,2 метра. (Ред.)

В декабре Пермь оказалась в тяжелом положении. На нее наступали большие силы прекрасно оснащенных дивизий Колчака и чехословацких мятежников. Мы получили приказ с наступлением ночи выступить в поход и стать на защиту города. Прибыв в Пермь, мы увидели, что большие партии военных материалов и семьи военнослужащих вывозятся в Вятку. На другой день было не лучше: в городе стрельба, принятые на службу некоторые бывшие царские офицеры изменили и перешли в стан врагов вместе со своими частями. Предатели в первую очередь захватили в городе арсенал, на высоких зданиях установили пулеметы, открыли огонь по красным частям. Части Третьей армии оставили Пермь и двинулись на запад. Противник тут же нанес удар по отступающим частям. Потери были очень велики. При переправе через реку Каму погибли сотни и тысячи красных воинов.
Нанося контрудары, мы отступили к станции Верещагино. От Перми до Верещагино без малого 300 ли 1. За всю дорогу каждый из нас съел всего лишь по 2 промерзших хлебца. Хлеб был прислан красным войскам крестьянами.
В Верещагино было проведено переукомплектование, и из Первого китайского отряда нас переименовали в Революционный полк. Командиром полка был Стариков, заместителем — Лю Чжень-бяо.
Конец января совпадает с праздником китайского Нового года. И хотя в Красной Армии ели черный хлеб, да и вообще во всем была большая нужда, тем не менее партийное руководство, считаясь с нашим национальным обычаем, выдало нашему Революционному полку большое количество белого хлеба и свинины. Три дня нас кормили пельменями. /513/
1. Л и —575 м. (Ред.)

Прошли праздничные дни. Мы получили приказ возвратиться в дивизию и вместе с ней наступать на восток, на Пермь. Мы расположились в одной деревне. На юго-восток от деревни, за большой горной рекой — горы. От белой армии, расположенной на вершинах гор, нас отделяло более двадцати ли. Обе стороны укрылись в вырытых в снегу окопах и открыли ружейную стрельбу.
Белобандиты отступили на 20 с лишним ли, а мы продвинулись на такое же расстояние. Вскоре между нами завязался жестокий бой. Местность здесь открытая. Нас разделяла только роща. Мы атаковали противника. Он ответил контратакой. Кончилось тем, что мы столкнулись в смертельной штыковой схватке.
В нашей роте было три замечательных воина. Один из них Сун Цзинь-жун — из Шаньдуна, двое других — Ми Вань-шань и Тан Дэ-чуй — из Цзиньчжоу. Все трое — рослые, сильные. К тому же у Тан Дэ-чуя было хорошее оружие. В каждом бою он схватывался врукопашную, везде старался быть героем, прямо-таки чудеса творил. В этом бою все трое дрались самоотверженно. Один только Тан Дэ-чуй уничтожил не менее десяти белобандитов.
Был глубокий снег, каждый шаг давался с трудом. В таких условиях решался вопрос «кто кого». Бой продолжался 36 часов. Когда мы уже начали уступать врагу, подоспевшая рота оказала нам поддержку. Противник был отбит. Обе стороны потеряли много людей. Снег на поле боя стал красным. Здесь же погиб и мой самый лучший друг тяньцзинец Цао Го-жень.
Из-за огромного численного превосходства противника наше контрнаступление сорвалось. Белобандиты продолжали рваться на запад, замышляя захват Вятки. Мы отступили к Глазову, чтобы укрепить оборону Вятки и не позволить врагу ни на шаг продвинуться к Москве. Кровопролитные бои здесь продолжались вплоть до конца апреля.
После многократных ожесточенных боев нас снова, во второй раз, переукомплектовали. Наш отряд пополнился пятьюдесятью китайскими рабочими с асбестовых копей. Революционный полк включили в состав 3-го батальона 255-го Крестьянского полка. Командиром батальона был Ли Цзы-хен.
В конце апреля 1919 года генеральное контрнаступление на Колчака, начатое корпусом Южного направления /514/ Восточного фронта под руководством выдающихся красных полководцев Фрунзе, Куйбышева и Чапаева, увенчалось повсеместным успехом. В мае Колчак был вынужден перейти к обороне, а вслед за тем начал отступление. Одновременно развернули наступление и мы против чехословацких мятежников. Удар был очень эффективным: враг побежал. Тысячи и десятки тысяч белобандитов поднимали из окопов белые флаги, молили о пощаде. За время непродолжительного контрнаступления мы один за другим освободили Верещагине, Пермь и Екатеринбург. К концу 1919 года колчаковская армия полностью развалилась. Самого Колчака схватили в Иркутске и расстреляли.
В 1920 году война закончилась. 255-й Крестьянский полк был включен в состав Пятой армии. Все китайские бойцы этой армии были сведены в один полк, который расквартировался в Иркутске.
Весной следующего года по моей просьбе меня демобилизовали. За годы войны я был три раза ранен в руку, спину и йогу. Шубка, которую я носил, вся была простреляна пулями.
Хотя война и окончилась, однако уцелевшие антисоветские элементы все еще поднимали голову. Хозяйство было разрушено войной. Так как же мы могли сидеть сложа руки?
Демобилизовавшиеся вместе со мной товарищи приняли участие в работе по восстановлению промышленности и сельского хозяйства, другие участвовали в борьбе с контрреволюцией, и только отдельные вернулись в Китай. Я и четыре шаньдунца вступили в особый отряд по борьбе с бандитизмом. Помню, когда мы пошли доложить командиру о прибытии, он лично нас принял, с каждым побеседовал. Когда дошла очередь до меня, он взглянул на мое удостоверение о демобилизации и слегка удивленно сказал:
— Эй, товарищ, так ты же ведь командир взвода. Мы здесь в комвзводах не нуждаемся!
Я засмеялся и опросил:
— А в солдаты разве не гожусь?
— Ты же был командиром взвода, как же можно превращать тебя в солдата? В таком случае не...
Я не дал ему договорить:
— Неважно. Разве командир взвода не может быть хорошим солдатом? /515/
Командир крепко пожал мне руку.
В нашем отряде было более сорока человек. С осени 1921 и до конца 1922 года мы работали в Восточной Сибири. Перед нами стояла задача — очистить эти районы от остатков семеновской и колчаковской банд и подавить контрреволюционное кулачество. Работали всегда по ночам. Население активно нам помогало, поэтому работа была весьма успешной. За год с небольшим этот район был в основном очищен от контрреволюционных элементов, здесь восстановился порядок, укрепилась Советская власть. За это мы были отмечены Иркутским главным штабом.
В 1923 году я вновь возвратился на железную дорогу. Между Читой и Хабаровском ремонтировал железнодорожные пути и мосты, разрушенные белобандитами и японскими оккупантами. Здесь работал до самого 1926 года. Затем ушел на золотой прииск, где прежде работал. Здесь занялся учебой, из неграмотного стал культурным человеком, постепенно стал понимать революционную теорию. Профсоюзная организация направила меня изучать технику золотопромывочного дела, и я стал техником - инструктором.
В 1938 году я вернулся на родину и принял участие в Великой антияпонской войне и Освободительной войне. В 1950 году я вступил в Компартию Китая. В этом же году повстречался со своими родными, которых не видел 44 года. Победа революции принесла всем счастливую жизнь. Но мои родители, жена и сын не дожили до нее. От нищеты и болезней они умерли еще до 1930 года. К моей радости я узнал, что жив мой третий брат Лю Юй-фу. Он стал членом Компартии и работает в деревне заместителем старосты. Мой племянник, также член Компартии, трудится на угольной шахте в Мыньтоугоу.
В этом году мне исполнилось уже 73 года. Несколько лет назад я еще работал секретарем цеховой парторганизации на одном винном заводе в городе Тяньцзине. Сейчас уже ушел на отдых по старости.
В прошлом году мне посчастливилось вместе с делегацией китайских трудящихся поехать в Советский Союз для участия в празднествах, посвященных 40-й годовщине Октябрьской революции. Когда я снова вступил на территорию страны, которую когда-то лично защищал, когда я услышал залпы артиллерийского салюта на Красной /516/ площади, увидел мощные колонны советских войск на параде и новейшее в мире вооружение, счастливые лица людей, сердце мое забилось, глаза наполнились слезами радости. Великая Октябрьская революция принесла счастье советскому народу, она освободила китайский народ, указала путь трудовому народу всего мира. Сорок лет назад, в грозные и тяжелые дни родилась вечная дружба между народами Китая и Советского Союза, скрепленная кровью этих народов в гражданской войне за победу Советов.

В боях и походах. Свердловск, 1959. С.507-517


Запись сделана с помощью m.livejournal.com.

Tags: Восточный фронт, Урал, интернационалисты
Subscribe

  • Я месяц играл только в ретро-игры

    День 8 А вот что идеально сохранилось так это старые квесты. Только запускаешь первые (особенно вторую часть) Broken Sword, понимаешь, что только в…

  • (no subject)

    Чего это дешевых недожурналистов потянуло на ностальгию по русским квестам?…

  • Похвальный историзм

    Доиграл наконец-то в The Last Express. Классика интерактивных квестов 1997 года. Ее любят расхваливать и, как оказалось, не зря - хотя сложность…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment