July 3rd, 2017

Два слова о Носовиче

Уважаемый и авторитетный исследователь Андрей Ганин недавно опубликовал новую статью о небезызвестном белом подполье в лице генерала Анатолия Носовича, служившего в Царицыне в штабе Северо-Кавказского военного округа. До сих пор четко не дано ответа на вопрос, было ли подполье на самом деле или же аресты военспецов - результат противостояния сталинской группировки со штабом СКВО? Дополнительные сведения в виде воспоминаний Носовича дают доводы в пользу того, что подполье все-таки было. Но проблема в том, что этими воспоминаниями доказательства, в общем, и исчерпываются. К сожалению, так оказалось и на сей раз. В своей статье Ганин использовал найденный белоэмигрантский архив Носовича и несколько документов, которые прямо ничего не говорят, что, конечно, очень жаль. Помимо того, что других надежных свидетельств, кроме Носовича, о белом подполье пока нет, из его докладов видно, что он набивал себе цену. Вот, например:

Collapse )

Первая "монстрация".

Оригинал взят у d_clarence в Первая "монстрация".
В 1924 году в Лейпциге участились пожары на крупных оборонных фабриках. Причем пожары сопровождались взрывами. Пресса заподозрила "саботаж большевиков". Местные коммунисты отнекивались, но пожары не утихали. Кому-то, видать с пьяных глаз, померещилось, что на территорию одного из заводов забегали кошки с привязанными к хвостам бомбами. Эту околесицу перепечатали газеты. Полиция, поддавшись поднятой истерии, начала аресты местных лидеров левых. Ничего у них, естественно, не находила. Тем не менее, их привлекли к суду, где предъявили обвинение в саботаже "по заданию Чека".
Союз коммунистической молодежи Саксонии решил провести по этому поводу акцию. Так как в Лейпциге полиция была на нервах, то поехали в Хемниц. Молодежь, в основном девчонки, надела картонные кошачьи ушки и несла длинные шесты, на которых был картонные красные кошки с привязанными к хвостам шарами. Колонна маршировала и пела:

Мы - союз красных кошек.
Мяу! Мяу! Мяу!
Мы помогаем Чека бросать бомбы.
Мяу! Мяу! Мяу!

Сначала молодых людей было всего несколько десятков, но очень скоро к шествию присоединились местные студенты и подростки и толпа выросла до тысячи человек.



Вспоминала участница шествия Ханна Гиммлер в пятом номере журнала "Исторический архив" за 1959 год. Подборка документов "Из истории борьбы германского народа за мир и дружбу с Советской Россией (1921-1925 гг.)".