voencomuezd (voencomuezd) wrote,
voencomuezd
voencomuezd

Categories:

Фронт и тыл колчаковской армии в документах разведки

Прочитал книгу:

Фронт и тыл колчаковской армии в документах разведки и контрразведки (июнь 1919 – март 1920 г.). Сборник документов / Сост. М.И. Вебер. – Екатеринбург: УрО РАН, 2019. — 272 с.

http://www.ihist.uran.ru/files/Front+i+tyl+kolchakovskoy+armii+(2019).pdf

Некоторые соображения и отметки на память.



Состоит книга из двух частей. Часть первая - информационные сводки контрразведывательного отделения штаба Западной (3-й) армии. Почему-то только ее - про остальные две армии ни гугу, что довольно печально. Ничего особенно эксклюзивного - просто сводки с описанием состояния частей, которые показывают и без того известно удручающее состояние армии АДмирала. В основном донесения касаются Волжского корпуса Каппеля, Уральской группы и ряда других частей. Вторая часть - это донесения "агента Джона" французской военной миссии; агент Джон это некий чешский офицер Земан, который командовал чешской контрразведкой в Екатеринбурге. Осведомленнейший был шпион, вхож в круги гайдовцев, пепеляевцев и прочих. Обращает внимание, что цитируемый им в донесении документ о еврейском погроме анненковцев в Екатеринбурге слово в слово потом приведен в книжке Грондиса - вот ведь ушлый проныра. Ну и приложения - несколько донесений с фронтов местных деятелей.

Кое-что из характерного. Донесения контрразведки довольно однообразные. Части постоянно страдают от недостатка обмундирования и реже оружия, в них проблемы с дисциплиной, а также пополнением. Оно либо нелояльное, либо плохо обученное. Солдаты часто недовольны этим, а также неквалифицированным офицерским составом и боевой дух их повышается только после удовлетворения их нужд и в период наступления. Упоминаются все и без того хорошо известные проблемы колчаковской армии: партизанщина, грабежи мирного населения, пьянство комсостава, плохое снабжение и т.д. Разумеется, ситуацией пытаются воспользоваться подпольщики и дезертиры, но в целом они отметились в сводках слабовато - кроме акмолинских призывников трудно отметить хоть одну по-настоящему оппозиционно настроенную категорию в сибирских войсках. Крепче всех - старые добровольцы 1918 г., поволжцы, ижевцы и уральцы, хотя и среди них недовольства хватает. Отношение офицеров к солдатам в итоге либо равнодушное, либо панибратское, а призывников к битве за белое дело - пассивно-безразличное. При этом никто отчетливо не может сказать, за что идет война и чего вообще хочет правительство - никакой агитации на фронте нет, разве что из красного лагеря. Ситуация меняется лишь к поздней осени, когда выросло количество добровольцев и улучшилось снабжение, но к тому времени практически все ненадежные солдаты разбежались сами и в войсках остались лишь добровольно делавшие сражаться с большевиками и кучка лояльных элементов. Итог - части обнищали и усохли настолько, что обычным делом стали полки по 70, 50 и 20 человек... И несмотря на описания сводок, как они героически превозмогают обязательно превосходящие силы красных, превозмогали они таким макаром недолго. Конец был немного предсказуем.



Обращает внимание, что даже в этих сводках контрразведчик пытался обличать большевиков, которые, суки такие, обманывают людей, опираются на жалкую кучку добровольцев и массы насильственно привлеченных, принуждают крестьян сдавать им имущество на военные нужды, формируют органы власти в прифронтовой полосе, заполняют занятые деревни агитацией, из демагогии следят за порядком и платят за реквизированное... Короче, делают все то, что должны были делать колчаковцы, если бы смогли.

Из приведённых выдержек приказов советской власти в районе 3-й армии видно, что население местностей, бывших под властью красных, имело дело с властью, которая настойчиво старалась проводить все свои мероприятия и требования беспрекословного подчинения себе, не считаясь с настроением и желаниями местного населения. Она требовала как от населения, так и от должностных лиц исполнения и грозила всякому, кто осмелится ослушаться ее. Безусловно, многие даже из несочувствующих большевикам оказались невольными участниками и пособниками их действий. Трудно учесть кто, помогая советской власти, действовал по убеждению и кто — из-под палки.

Жители встретили красных осторожно и боязливо, опасаясь высказаться открыто, так как они придирались почти к каждому, кто употреблял, например, слово «господин» вместо «товарищ» или белых называл «нашими». К мягкой тактике красных крестьяне отнеслись подозрительно и промеж себя выражали опасение, как бы не наехали жиды-комиссары и не показали «почем сотня гребешков». Вообще, в районе ст. Петухово красные еще не успели проявить себя по-большевистски и оставили население как бы в раздумье «кто лучше». К сожалению, в этом районе наши обозы и некоторые войсковые части оставили о себе довольно нелестную память.[...] В с. Камышинском крестьяне про обозников говорят, что они крадут все, что попадет под руку: «воюем для того, чтобы не было грабежа, а тут днем обирают». По подсчету в с. Юдино отобрано проходящими частями и обозами 105 лошадей и телег. Уборка хлебов в районе, занимавшемся красными, затянулась, так как мешали военные действия, и многие крестьяне были взяты в качестве подводчиков красными и нашими частями. Некоторые крестьяне, боясь возвращения красных, воздерживались от уборки и еще много хлебов остается на корню.

В районе ст. Макушино, где красные господствовали от 15–20 дней, большевизм уже дал себя почувствовать и некоторые жители жалуются на грабежи и произвол красноармейцев. В с. Головное красные были с 22-го августа по 7-е сентября, не было ни митингов, ни мобилизации. Добровольцев в Красную армию не было. Перед отступлением красноармейцы зарезали двух коров, не заплатив за них хозяевам.


Ну вы поняли, когда красные грабят или не платят за взятое, это большевизм. А когда то же самое делают колчаковцы, высокоумный контрразведчик начинает давать рекомендации. Рекомендации всегда сводятся ровным счетом к одному и тому же: надо обеспечить тыл, надо обеспечить агитацию в войсках и среди населения, надо снабдить солдат всем необходимым и так укрепить дисциплину, надо лишить армию тех недостатков и ошибок, что есть сейчас. Такое впечатление, что глава контрразведки армии гораздо больше интересовался внутренней политикой, чем собственно контрразведывательной деятельностью - если про моральное состояние частей в сводках написано много, то вот о выявлении вражеских агитаторов и подпольщиков крайне мало. Про террористическую политику тоже мало - ну, упоминаются изъятия агитаторов, но в целом немного. Грабеж колчаковскими солдатами крестьян - тоже поминается частенько, но ничего особенного по тем временам. Из исключительных случаев всего ничего - например, знаменитая история с селом Большекуреинским:

Внезапное ночное нападение красных на 11 [Уральскую] дивизию в с. Б. Куреинском было организовано ими благодаря тому, что местные жители укрыли до двух рот красных в засаде. При вторичном занятии села озлобление стрелков 44 [Кустанайского] полка было так велико, что ими было заколото и расстреляно много жителей, из 500 домов села осталось лишь около 200. По приказанию начальника 11-й Уральской дивизии было расстреляно 20 человек, в числе расстрелянных местный священник и его жена. Священнику этому красными была предложена большая сумма денег за голову генерала Круглевского.

Зато рекомендаций по улучшению тыла и войск наш контрразведчик придумал много, в конце каждого донесения. Вот пример:

...3) Необходимо более быстрое восстановление военно-административного аппарата в прифронтовой полосе, причем опыт разрухи его при отходе нашей армии не должен пропадать даром. Нужно сгладить то впечатление о «белых», которое осталось у населения при отходе нашей армии. Желательно возмещение хотя бы части убытков, понесенных населением от незаконных действий войсковых частей и лиц администрации, а местами желательно также прийти на помощь населению по уборке хлеба.

...Осведомительный отдел в создавшейся обстановке должен приложить все свои силы для освещения текущего момента и не оставлять фронта без газет и литературы, нужно противопоставить разлагающей работе большевистских агитаторов широкую агитационную и культурно-просветительную работу, освещающую истинное положение вещей и осветить перед взорами бойцов истинное положение и физиономию большевиков.


Забавно, что по факту контрразведчик призывает повторить то, что делают красные, не правда ли? Вообще, почти все представленные в сборнике деятели белого лагеря предлагали свои рекомендации по налаживанию армии и тыла. И что интересно, у всех рекомендации разные! Глава контрразведки, как видим, упирал тупо на военную часть: на защиту интересов солдата, сохранения дисциплины, уважения имущества, за порядок и агитацию - при этом опасался и большевиков, и эсеров. Чех-шпион Земан выступал за единение сил демократии, широкое социальное удовлетворение интересов масс и прекращение интриг реакционных сил в штабах против Гайды и Пепеляева: "...за созыв Учредительного собрания, за землю и волю, за охрану труда рабочих, за восстановление в России законного порядка, основанного на свободе и народовластии, подобно лозунгам генерала Гайды, с которыми он вступил в должность командующего Сибирской армии...". Господи, такое впечатление, что самыми демократичными в белом лагере были контрразведчики. Далее слово публикатору-составителю:

Придерживаясь демократических политических взглядов, [делопроизводитель информационного отделения осведомительной канцелярии штаба 3-й армии] Рябков видел выход из сложившейся ситуации в опоре правительства на общественное мнение, а не на штыки, в защите властью прав и свобод граждан, в преодолении недоверия между властью и обществом, в борьбе с апатией общества, в пробуждении личной инициативы граждан. Практические же меры, предложенные Рябковым — налаживание действенной агитационной и культурно-просветительной работы в глубоком тылу.

...Будучи по своим политическим взглядам монархистом, [подполковник и. д. корпусного инженера в Сибирском Ударном корпусе] Герке видел спасение армии в возвращении к дореволюционному порядку вещей, в патерналистской опеке «отцов-командиров» над солдатами, в неукоснительном соблюдении воинских уставов, в опоре на религиозные ценности, в полном восстановлении прежней армейской символики — погон и кокард. Декларируемый Герке идеал — Святая Русь.


Рябиков там вообще отжОг. После расписывания Колчаку лояльности ижевских рабочих и пермских крестьян он уже через месяц стал жаловаться Дитерихсу: "Ближайший тыл не отделен от нас валом или непроходимым болотом, чтобы сюда не проникла бы правда относительно деятельности большевиков. Кажется, из опросов крестьян вновь освобожденных местностей достаточно в настоящее время известно, что в прифронтовой полосе, которая поддается проверке, террор исчез и обхождение красных с населением самое наилучшее, тогда как у нас что происходит. Армия наша отступает ли или наступает, везде одна картина: воровство, грабеж, разорение хозяйства у крестьян. Это делает наша армия. Теперь вслед за доблестной армией приходит Административное управление со своими карательными отрядами, и что мы видим от них; полуразоренные нашей армией, крестьяне разоряются до конца доблестными карательными отрядами. Этому должен быть, наконец, положен конец, так продолжаться больше не может, иначе все начатое с тысячами жертв лучших людей, все гибнет, и нам не удержать того, что мы сейчас имеем. Подобная власть должна быть немедленно переорганизована. Необходимо, чтобы туда вошли люди высоких качеств и умеющие разбираться самостоятельно, а не поступающее без всякого разбора, согласно предписанию".

В общем, у каждого свой рецепт спасения родины, не хуже, чем у Будберга - и ни один не принят, что характерно. А почитаешь такие документы, впечатление, что белое дело сплошь состояло из умных демократов, которым постоянно кто-то мешал, аж не верится.

Кто мешал, упоминается, в частности, в донесениях "Джона". Там тоже немало интересного, но обращают отдельно внимание бешеные интриги против Гайды его окружения, которое и свалило такого замечательного человека, которого чешский контрразведчик-демократ расхваливает на все лады. Особенную ненависть у него вызывает лично начштаба армии Богословский. Описания волшебные, конечно. Оказывается, Богословский, Дитерихс и еще ряд прихлебателей добились смещения выскочки Гайды, на которого якобы все на Урале молились, перед Колчаком. Смех и грех.



Некоторые описания ничем по угару не уступают книге Будберга:

Все правительственные учреждения держались штабом в полном неведении до последней минуты, точно так же, как это было в Перми, Красноуфимске, Кунгуре и на ст. Кузино, и официально по городу распускались бюллетени, что на всех фронтах громадные успехи, что даже Пермь взята обратно, что нечего беспокоится, между тем как штаб, сложившись уже совершенно 8-го июля, исполнял лишь официальную работу. Когда падение Екатеринбурга стало уже ясным, газетных сводок уже не существовало. Генерал Дитерихс, как передал мне это генерал Фукин, приказал вывесить на улице перед штабом карту величиною в 6 кубических метров с указанием, что большевики окружены со всех сторон, что Пермь уже взята обратно, Петроград уже занят, с запада подходят к Москве, Деникин взял Саратов, находится почти уже в Самаре и идет на Уфу.

Хоп-хей, ла-ла-лей!

Справедливости ради, регулярно режет глаз и крайне странная красная пропаганда, которая заключается часто в примитивной демагогии. Красные-де комиссаров убили и воюют за землю-за волю, и мобилизации у них нет и дома семиэтажные строят... И главное, агитация эта и якобы от агитаторов, и от дезертиров, и от подпольщиков. И поди пойми, что из этого реально говорили, а что - продукт воспаленного сознания информатора-обывателя или автора донесения... В любом случае, ангажированный настрой авторов документов настолько очевиден, что поправку на него делать необходимо в любом случае.

Закончилось все хорошо, этот балаган злые большевики разогнали, а оставшиеся от него документы теперь можно почитать - книга полезная и нужная. Всем советую, в общем.
Tags: 1919, Сибирь, белодельцы, белый террор, курьёзы гражданки, наша библиотека
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments