voencomuezd (voencomuezd) wrote,
voencomuezd
voencomuezd

Category:

1-й Ростовский партизанский отряд Красной армии

«СОВЕТЫ НА МЕСТАХ ФОРМИРУЮТ...»
1-й Ростовский партизанский отряд Красной армии
Алексей СТЕПАНОВ. Светлана МИТИНА.


Любой, кто серьёзно занимается изучением Гражданской войны, знает, что не часто выпадает удача, когда исследование можно построить не только на архивных данных, но и на богатом иллюстративном материале. В нашем случае это история 1-го Ростовского партизанского отряда — одного из первых формирований Красной армии, служащая ярким примером того, как создавались её первые части и символика.

26 февраля 1918 г. [1] председатель Президиума Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов г. Ростова Ярославской губернии Ф.Н. Вишневский [2] и комиссар по военным делам, бывший прапорщик 206-го пехотного запасного полка С.И. Абрамович [3] подписали воззвание к населению города [4]:

«Спасайте счастье своих детей. Граждане! Судьба их, Родина и Свобода в смертельной опасности! Все к оружию. Все в ряды Красной Армии.

Товарищи и граждане! Наступил грозный час. Ударники Вильгельма занимают один за другим русские города. И наблюдают за их разбойничьим набегом с радостью и надеждой притаившиеся сейчас темные силы.

Мироеды и помещики, генералы и банкиры, все эти паразиты, как чирьи, разъедавшие здоровое народное тело, ждут своих избавителей.

И они идут. Идут, чтобы всю власть передать царским генералам, всю землю помещикам. Идут, чтобы навести порядок. Старый, добрый порядок, от которого скулы трещали у солдат, пухли под нагайками крестьянские спины, и последний скот продан с торгов кулакам.

Идут во главе с баварским и гессенским принцами, братом жены Николая Кровавого, чтобы снова, может быть, поставить его самодержавным душителем добытой народом свободы.

Но не только родственные чувства заставили Вильгельма начать это разбойничье наступление. Его и стоящих за ним принцев, богатеев и помещиков гонит ужас. Гонит страх за свои короны, за свои поместья и капиталы.

Пример русской революции всколыхнул весь мир и все народы накануне свержения своих угнетателей. Леопольд Баварский в своем манифесте прямо говорил, что зараза русской революции угрожает всем народам, т.е. богачам и помещикам всех народов.

Потому-то и идут немецкие принцы и генералы раздавить корень этой заразы — /50/ вистную им большевистскую власть крестьян и рабочих.

К счастью, граждане, 28 Января в Бресте русская мирная делегация отказалась подписать грабительские условия мира, заявила, что Россия не хочет воевать с германскими и австрийскими народами и считает войну оконченной. Немецкий народ знает это, и в том наше счастье.

Уже сейчас мы видим развал во вражеском стане. Больше половины немецких солдат отказываются идти в наступление, и их приходится отправлять в тыл. Во флоте и некоторых частях немецкие солдаты сами арестовывают своих офицеров.
И только полное отсутствие сопротивления позволит бандам немецких ударников занимать наши города.

Старая армия, армия принуждения, армия исстрадавшаяся, уставшая от трехлетней войны, умерла. Остатки ее к отражению врага не способны. И ничтожные отряды немцев в 100-200 человек занимают целые города, грозят отрезать и заморить голодом Петроград и Москву, как главные центры русской революционной заразы.

Наша обязанность теперь же положить конец шествию Вильгельма. Пока они не объединились с нашими контрреволюционерами, пока немецкий кнут и русская нагайка еще не в силах погубить будущее наших детей.
Теперь же, пока движение в немецких войсках не сменилось тупой покорностью, наша обязанность создать стойкие ряды Красной Армии, создать отряды революционной обороны, о которые наглость хищников разобьется.

В этот грозный час президиум зовет сомкнуться всех вокруг Советов, всех, честных граждан, не теряя ни минуты, записываться в ряды Красной Армии. Сердце холодеет при мысли, что в последний момент борьбы, борьбы, когда весь мир на нас смотрит, мы сами скуем себе своим равнодушием рабские цепи на долгие годы, сами похороним счастье своих детей.

Теперь, когда победа так близка, и пламя революции, зажжённое нами, вот-вот вспыхнет всемирным пожаром, каждый должен решить — борьба и счастье будущих поколений или тупая покорность и самое тяжкое рабство — рабство двойного кнута — немецкого и своих же помещиков и урядников. Все они явятся, если сейчас не преградим путь немцам. Все будут с ними, чтобы совместно забить осиновый кол в гроб рабоче-крестьянской революции.

Вперед же, товарищи! Советская власть обеспечит семьи борцов за свободу. Все семьи Красной Армии будут получать пособия в размере среднего заработка фабрично-заводских рабочих.

Жизнь борцов за свободу страхуется государством.

Запись в члены Красной Армии производится в штабе 206 полка — Б. Заровская ул., ежедневно, с 9 до 2 дня и с 6 до 8 вечера, и в Комиссариате — с 10 до 3 дня ежедневно.

Первый отряд Красной Армии предполагается к отправке в субботу, 17 февраля (2 марта).

Социалистическое отечество в смертельной опасности! В грозный судный час судьба народа в его руках. Да здравствует борьба! Да здравствует революция! К оружию граждане!

Все, в ком не заглохла совесть — в ряды Красной Армии» [5].

Одновременно с воззванием Вишневский и Абрамович подписали «Правила приёма добровольцев в Рабоче-крестьянскую Красную Армию в отряд, формируемый при 206 пехотном запасном полку в городе Ростове-Ярославском»:

«1. Рабоче-крестьянская Красная Армия создается из наиболее сознательных и организованных граждан Российской Республики, /51/ власти (Советы Р. С. и К. Д., профессиональные союзы, воинские комитеты...), а при поступлении целых частей взаимная круговая порука.

4. От поступающих требуется полное признание власти Советов Р.,С. и Кр. Депутатов, как в центре, так и на местах.

5. Защита всех органов Советской власти от различных покушений, последовавших с какой бы то ни было стороны, вплоть до применения вооруженной силы, и полное содействие всем органам Советской власти.

6. Вооруженная борьба с Российской и международной буржуазией на внешних и внутренних фронтах.

7. Признание власти, назначенных Советами начальников и беспрекословное исполнение их приказаний.

8. Полное подчинение решениям товарищеского суда.

9. Каждый доброволец при приеме подвергается медицинскому освидетельствованию.

10. Срок обязательной службы полагается: 5 месяцев для прошедших курсы обучения и для не прошедших 6 месяцев.

11. Уйти со службы ранее истечения срока обязательной службы доброволец не имеет права. Освобождение в отдельном случае допускается революционным штабом.

12. Каждый доброволец содержится на полном довольствии от казны, с жалованьем 50 рублей в месяц, причём члены его семейства, находящиеся ранее на его иждивении и не способные к труду, получают полное довольствие во всех видах от казны Правительства Российской республики, согласно нормам, установленным местными организациями Советской власти.

13. При записи добровольцев Красной Армии ведутся для каждого из них именные листы, где записываются их фамилия, имя и отчество, семейное положение, возраст и место жительства.

14. При поступлении подается письменное заявление о желании вступить в ряды новой армии и о том, что вступающее лицо не страдает серьезными болезнями, мешающими нести боевую службу в новой армии.

15. Вступивший дает обязательство исполнять все обязанности и подчиняться установленному этим положением порядку, для чего подписывает лист с положением основ организации и службы новой армии.

16. Каждый доброволец снабжается расчетной книжкой с фотографической карточкой.

17. В целях создания крепкой, сплоченной семьи для поступающих добровольцев устраивается в каждой части общежитие.

18. Каждый поступающий доброволец страхуется за счет государства на случай смерти, болезни, потери трудоспособности за время пребывания в рядах армии.

19. Запись добровольцев производится Штабом Красной Армии при штабе 206 пехотного запасного полка» [6].

Основу формируемого отряда составили рабочие Ростовской льняной мануфактуры («Рольма»), члены партийного комитета РКП(б) Ростова и незначительная часть солдат 206-го пехотного запасного полка.

Начальником формируемого отряда постановлением парткома был назначен С.И. Абрамович, его помощником — бывший подпоручик 206-го пехотного запасного полка Б.И. Воронов [7] (он же являлся начальником пулемётной команды), адъютантом отряда — Ф.И. Вишневский (он же был председателем парткома отряда), заведующим хозяйственной частью — Е.А. Мороховец [8].

3 марта 1918 г. на экстренном заседании Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов был заслушан доклад С.И. Абрамовича о формировании отряда. На тот мо-/52/-мент в него записалось 120 человек. Было постановлено, что отряд выступает в Москву 5 марта [9].

Однако на момент отправки из Ростова личный состав отряда насчитывал только 70 человек [10]. Добровольцы от социал-демократов, кроме Мороховца, не поехали с отрядом, а сам Мороховец через месяц был исключён из отряда.
1-й Ростовский отряд Красной армии состоял из двух взводов, пулемётной команды (два пулемёта «Максим»), команды конных разведчиков, нескольких телефонистов и обоза (4-5 повозок).

Слово «партизанский» добавилось к названию отряда не ранее 2 марта 1918 г., после выхода приказа Чрезвычайного штаба по Московскому военному округу № 240, в одном из параграфов которого говорилось:

«Советы на местах формируют в зависимости от величины и положения их района или потребности внутренней и внешней — Советские полки, или Советские батальоны, или Советские роты, или Советские партизанские отряды» [11].

5 марта отряд отправился в Москву в распоряжение штаба Московского военного округа. Здесь начальник оперативного отдела штаба МВО С.И. Аралов предложил командованию отряда начать формирование на его базе 1-го Московского полка или ехать в Курскую губернию на деформирование.

«Получив такое предложение, отряд решает, что в задачу нашего срочного формирования входило и срочное использование по назначению. Единодушное желание идти непосредственно в бой, о чем мною и было доложено тов. Аралову», — писал в своих воспоминаниях С.И. Абрамович. «После этого нас направляют в г. Смоленск в распоряжение ВССР (Воен. Сое. Смолен. Района), где тогда во главе его стоял б[ывший] ген[ерал] Егорьев, быв. нач. штаба 3-го корпуса [12]. Последний, выслушав наше желание, предложил деформироваться, направив нас в г. Ельню Смоленской губернии» [13].

Боевого опыта в отряде никто не имел, и, возможно, поэтому желание поскорее поучаствовать в деле было огромным. 28 марта 1918 г. Абрамович и Вишневский подписали письмо в штаб Московского военного округа: «Просим распоряжения непосредственно нам и Главкозап направить нас в подкрепление сил Украинской Трудовой Республики Советов, изнемогающих в борьбе с империализмом Германии. Мы полагаем, что связанные договором и, не имея возможности посылать войска в Украину официально, наша обязанность все же идти туда, а не сидеть и ждать, когда германские войска похоронят Советскую власть на Украине и Финляндии, придут с трех фронтов хоронить ее у нас. Просим оказать помощь присылкой товарищей пулеметчиков для укомплектования формируемой нами пулемётной команды, выслать их с нашим делегатом...» [14]. Однако просьба об отправке отряда на Украину не была удовлетворена [15].

В связи с массовым приливом в Ростовский отряд добровольцев (по 10-15 человек в день) и присоединением к нему других малочисленных красноармейских формирований в мае 1918 г. он был развёрнут в Горкинский боевой участок, а в июне — в полк. С.И. Абрамович вспоминал: «Такой успех в формировании потребовал более мощной организации. Нам было разрешено формировать уже целый штатный полк, который вошел в состав уже, кажется, 2-й бригады Могилевской дивизии [16], получив название и нумерацию 4-й Могилевский полк, но после наших, насколько помню, протестов вместо Могилевского дано было название по имени отряда — 4-й Ростовский полк» [17]. Предположительно в июле 1918 г. полк вошёл в состав Витебской пехотной дивизии [18].

По воспоминаниям С.И. Абрамовича, к середине августа 1918 г. 4-й Ростовский полк имел численность примерно 1200-1500 штыков, около 50 сабель, 15-20 пулемётов, а также подразделения обеспечения.

В октябре 1918 г. 1-я Витебская и 2-я Смоленская пехотные дивизии были слиты в 17-ю стрелковую дивизию [19], а 4-й Ростовский полк соответственно стал 151-м стрелковым полком.

* * *
До настоящего времени известно не так много случаев использования в Красной армии ранних, «доприказных» знаков различия [20]. Одним из наиболее характерных примеров служат знаки различия 1-го Ростовского партизанского отряда.

Судя по фотографиям, начальник отряда Абрамович и его помощник Воронов носили на левом рукаве повязки белого цвета с вышитыми на них красной (?) нитью надписями: «Начальник [1-го Ростовского отряда]» и, предположительно, «Пом. начальника 1-го Ростовского отряда». Все осталь-/53/-ные бойцы, включая адъютанта Вишневского, имели вертикально расположенные на левом рукаве прямоугольные нашивки с кантом и надписью: «1-й Ростовский отряд».

Упомянутый выше Б.И. Воронов вспоминал: «Помню алое знамя Ростовцев на древке деревянной казачьей пики. Красные повязки на рукавах бойцов, вышитые Ростовскими монашками» [21].

Документов об их введении не сохранилось и, возможно, вообще не было. Данные знаки различия просуществовали, скорее всего, до июня 1918 г., т. к. на фотографии штаба Ростовского полка их уже не видно.

В 1928 г. к 10-й годовщине РККА бывшие красноармейцы Ростовского отряда реконструировали образ бойцов 1918 г., что и запечатлели на фотоснимке. Правда, снялись они в гражданской одежде, но с нашивками на левом рукаве, наподобие тех, что они носили в отряде. Одну такую нашивку бывший секретарь парткома отряда В.Д. Чуев [22] впоследствии передал в Ростовский краеведческий музей — ныне ГМЗ «Ростовский кремль». □





Бойцы 1-го Ростовского отряда. Ростов, конец февраля -начало марта 1918 г.
ГМЗ «Ростовский кремль». Слева — секретарь парткома отряда В.Д. Чуев



Бойцы 1-го Ростовского отряда. Ростов, конец февраля начало марта 1918 г.
ГМЗ «Ростовский кремль» Слева — секретарь парткома отряда В.Д. Чуев



Реконструкция нарукавного знака 1-го Ростовского отряда. Рис. Ю. Юрова





1-й Ростовский отряд. Ростов, конец февраля начало марта 1918 г.
ГМЗ «Ростовский кремль» Лежат: третий слева — С.И. Абрамович, второй слева — Б.И. Воронов. У Воронова над повязкой виден нарукавный знак, похожий на эмблему воздухоплавательных частей (?)



Штаб 1-го Ростовского отряда. Июнь июль 1918 г.
ГМЗ «Ростовский кремль». В центре за столом — С.И. Абрамович





Бывшие красноармейцы 1-го Ростовского партизанского отряда. Ростов, февраль 1928 г.
ГМЗ «Ростовский кремль» У сидящего нашивка отличается от остальных



Нашивка 1928 г., принадлежавшая В.Д. Чуеву ★
ГМЗ «Ростовский кремль»


1. Все даты, кроме указанных в документах, приводятся по новому стилю.
2. Вишневский Фёдор Николаевич. Род. в 1886 г. Окончил высшее начальное училище. С 1917 г. — член исполкома Ростовских Советов, служащий почтовой конторы, комиссар труда. В марте-июне 1918 г. — адъютант 1-го Ростовского партизанского отряда. Неоднократно избирался председателем президиума Советов. С 7 июня 1918 г. — председатель военно-революционного комитета. С 26 сентября 1918 г. входил в комиссию по борьбе со спекуляцией, организованную Ростовскими Советами. Инициатор всех начинаний Советов. Его деятельность губернские власти называли «диктатурой Вишневского». Неоднократно отстранялся от дел, содержался под арестом. В 1920 г. — редактор местной газеты «Известия...», заведующий отделом народного образования, председатель уголовно-следственной комиссии // Ростовский филиал Государственного архива Ярославской области (далее — РФ ГАЯО). Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 99. Л. 106об., 108о6.; Д. 150. Л. 10об.-11; Д. 160. Л. 1; Ф. Р-140. On. 1. Д. 8а. Л. 1, 175; Д. 10. Л. 8об., 73-73об.; Д. 53. Л. 1, 15.
3. Абрамович Сергей Иванович. Род. в 1893 г. в г. Борисове Минской губ. Окончил Виленское военное училище. До марта 1918 г. — прапорщик 206-го пехотного запасного полка. С 1917 г. — член исполнительного комитета г. Ростова. С декабря 1917 г. по март 1918 г. — ростовский военный комиссар. В 1932-1933 гг. — начальник Саратовской пограничной школы ОГПУ, затем исполняющий обязанности начальника штаба и начальника 3-го отдела Западно-Сибирского округа войск НКВД. Арестован 14 апреля 1938 г. По обвинению Военной коллегии Верховного суда СССР за «участие в контрреволюционной террористической организации» приговорён к высшей мере наказания 15 сентября 1938 г. В тот же день приговор приведён в исполнение. Место захоронения — пос. Коммунарка. Реабилитирован 14 марта 1956 г. // http://www.rkka.ru/handbook/personal/repress/kombrig.htm; РФ ГАЯО. Ф. Р-1. ОП. 1. Д. 150. Л. 12об.-13; Ф. Р-140. Оп. 1. Д. 4. Л. 71-71об.; Д. 8а. Л. 35.
4. Здесь и далее все документы приводятся в современной орфографии.
5. РФ ГАЯО. Ф. Р-1333. Оп. 1. Д. 17. Л. 17.
6. Архив ГМЗ «Ростовский кремль». Ф. 343. Д. 85. Л. 1.
7. Воронов Борис Иванович. Род. в 1895 г. в г. Режице Витебской губ. (ныне — г. Резекне, Латвия). Окончил Московское среднее строительно-техническое училище. До марта 1918 г. — поручик 206-го пехотного запасного полка, затем — помощник начальника 1-го Ростовского партизанского отряда, 4-го Ростовского (впоследствии — 151-го стрелкового полка). В 1924 г. служил в Конвойной страже ГПУ // РФ ГАЯО. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 150. Л. 12 об.-13.
8. Мороховец Евгений Андреевич. Род. в 1880 г. в Ростовском уезде Ярославской губернии. Окончил Московский университет. Был преподавателем Ростовской гимназии им. А.Л. Кекина. Член исполнительного комитета, в 1917 г. неоднократно избирался председательствующим на заседаниях исполкома, /54/ входит в Ростовский военно-революционный комитет. С 24 апреля 1918 г. — член уездной коллегии по народному образованию // РФ ГАЯО. Ф. Р-140. Оп. 1. Д. 8а. Л. 147; Д. 10. Л. 27.
9. Протокол №37 экстренного заседания Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов г. Ростова от 3 марта 1918 г. // РФ ГАЯО. Р-140. On. 1. Д. 8а. Л. 221.
10. РФ ГАЯО. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 150. Л. 10-13.
11. Приказ Чрезвычайного штаба по Московскому военному округу от 2 марта 1918 г. №240 // РГВА. Ф. 25883. Оп. 4. Д. 278. Л. 150.
12. В.Н. Егорьев занимал должность военного руководителя Западного участка отрядов завесы.
13. Абрамович С.И. К 10-летию Октября. Краткие заметки о формировании 1-го Ростовского партизанского отряда // Газета «Путь к коммунизму». 1989 г., 11 июля, №110. Л. 3.
14. РГВА. Ф. 14. Оп. 1. Д. 9. Л. 182.
15. РФ ГАЯО. Р-140. Оп. 1. Д. 8а. Л. 238.
16. Согласно приказу Высшего военного совета от 31 мая 1918 г. №43, вдоль западной границы Советской республики предполагалось развернуть 12 дивизий завесы: 3-ю и 4-ю Петроградские, 1-ю и 2-ю Новгородские, Псковскую, Витебскую, 1-ю и 2-ю Смоленские, Могилёвскую, 1-ю и 2-ю Орловские и Курскую.
17. Абрамович СИ. Указ. соч. // Газета «Путь к коммунизму». 1989 г., 18 июля, № 114. Л. 2.
18. По распоряжению командования Московского района обороны от 3 апреля 1918 г. в Нижнем Новгороде началось формирование штаба Невельского района (отряда) Западного участка отрядов завесы. 16 июля Военный совет отряда был переименован в Военный совет Витебской пехотной дивизии, а с 23 августа дивизия стала именоваться 1-й Витебской пехотной.
19. В соответствии с приказами Военного совета Смоленского района Западного участка отрядов завесы от 23 и 24 октября 1918 г. №404 и 405 1-я Витебская и 2-я Смоленская пехотные дивизии слиты в 17-ю стрелковую дивизию. Приказом РВСР от 13 декабря 1920 г. №2797/559 дивизии присвоено наименование «17-я Нижегородская».
20. Подробнее читать: Степанов А. Нарукавные знаки РККА. 1918-1924. М., 2011.
21. РФ ГАЯО. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 99. Л. 10Зоб.
22. Чуев Владимир Дмитриевич. Род. в 1900 г. в Ростове. 23 октября 1917 г. от рабочих избран в комиссию по выборам в учредительное собрание. До 1918 г. — табельщик на фабрике «Рольма». Член Ростовских Советов. В марте — августе 1918 г. — красноармеец 1-го Ростовского партизанского отряда, секретарь партийного комитета отряда. В 1919 г. — заведующий отделом труда исполкома. В 1920 г. — член исполнительного комитета, профсоюза и комиссии по ревизии и обследованию мест заключения. В 1921 г. — член президиума РКП (б) // РФ ГАЯО. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 150. Л. 11об.-12; Ф. Р-140. Оп. 1. Д. 8а. Л. 99; Д. 10. Л. 8 об., 13; Д. 45. Л. 23; Д. 54. Л. 8 об.

Авторы благодарят Бориса Владимировича Терма (Тбилиси) за помощь в приобретении одной из ключевых фотографий к данной статье.



Митина Светлана Николаевна. Родилась 21 октября 1977 г. в пос. Мокеиха Некоузского района Ярославской области. В 2000 г. окончила филологический факультет Ярославского государственного педагогического университета. До 2006 г. — учитель русского языка, литературы и других предметов школьной программы. С февраля 2006 г. — научный сотрудник исторического отдела Государственного музея-заповедника «Ростовский кремль». Сфера научных интересов — Гражданская война в России, краеведение. Автор ряда публикаций по данной теме.

Старый Цейхгауз. №54 (4/2013). С. 50-55.
Tags: 1918, Униформистика, научные статьи
Subscribe

  • Кияща сбежал из левого движа

    У меня маленькая радость. Александр Киященко aka Мятежник Джек, известный в узких кругах интернет-балабол, левый косплейер в конфедератке, мелкий…

  • Сахаров. Две SHIZни

    Я дней десять провел в Нью-Йорке. Ел где придется, ходил по магазинам. Ни разу не сходил в музеи. Два или три вечера смотрел в номере гостиницы…

  • Пятиминутка ненависти

    Нет, ну такой эпический просер Афганистана это так прекрасно, что просто заставляет проливать слезы умиления. Достойно поэмы. Тупой и злой СССР…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments