voencomuezd (voencomuezd) wrote,
voencomuezd
voencomuezd

Categories:

ХУБСУГУЛЬСКОЕ ВОССТАНИЕ 1932 г. В МОНГОЛИИ

Небезынтересная статья о доблестном подавлении монгольскими красными войсками феодально-религиозной контрреволюции в 1932 году, когда самозванные "воины Шамбалы" пытались бороться против коллективизации и антиклерикальной кампании за возвращение мертвого прошлого. Контрреволюционеры считали себя воинами духа и бросались на советские войска под лозунгами желтой веры. Но пулеметы оказались сильнее, и толпы дебилов, которые бросили воевать за Шамбалу, очень быстро в эту Шамбалу и попали.
И да, в болтовню, что убивали только "активистов" я лично не верю ни на грош. В нашу гражданскую такого не было - с чего это в Монголии такое должно быть?
Отдельный привет С.Л.Кузьмину, который пишет "ЦАФСБ" слитно.

ХУБСУГУЛЬСКОЕ ВОССТАНИЕ 1932 г. В МОНГОЛИИ*
С.Л. КУЗЬМИН, Ж. ОЮУНЧИМЭГ

* Мы благодарим С. Чулууна, О. Батсайхана, Сью Бирн, всех сотрудников архивов Монголии и России, оказавших содействие в получении материалов. - С.К., Ж.О.



В истории Монголии XX в. было много драматических событий. Одно из них - вооруженное восстание 1932 г. По нему есть несколько сводок, в основном по архиву бывшего МВД МНР [Цэрэнбалжир, 1990; Ганболд, 2000; Лувсан-Очир, 2003; Гaдаадаас турхирсан..., 2013]. Однако имеющиеся описания довольно фрагментарны, а ряд важных материалов в других архивах до сих пор не был изучен. Использование этих документов наряду с опубликованными ранее важно для реконструкции данного конфликта и выявления его сущности: было ли оно инспирированным из-за границы мятежом высших лам и бывших феодалов или народным восстанием?

"ЛЕВЫЙ КУРС" В МНР

К 1928 г. в руководстве ВКП(б) и Исполкома Коминтерна (ИККИ) укрепилась линия на борьбу с "правой опасностью" в МНР. Это нашло отражение в директивах для МНРП, направленных на то, чтобы привести к власти "левых" [РГАСПИ, ф. 495, оп 152, д. 59, л. 1-2; д. 62, л. 3-9, ф. 17, оп. 3; д. 673, л. 3]. Для участия в VII съезде МНРП в Улан-Батор прибыла делегация Коминтерна во главе с Б. Шмералем. Под ее руководством была разработана платформа "худонской оппозиции" с рядом радикальных положений по борьбе с правыми, высшими ламами и бывшими феодалами, использованию их доходов для бедняков, уничтожению эксплуатации и т.п. [там же, ф. 495, оп. 152, д 74, л. 5-12].

На VII съезде МНРП (23 октября - 10 декабря 1928 г.) делегация поддержала "левых" [РГАСПИ, ф. 495, оп. 152, д. 74, л. 355-365]. Итогом стала их победа и смена руководства партии. В Монголии начался "левый курс" (1929-1932) по образцу курса на коллективизацию (1928-1933, основной этап - 1930-1933) в СССР. "Левый курс" курировали советские представители в МНР [там же, 011. 154, д. 88, л. 12-14; д. 118, л. 40-40а]. С 1929 г. начались конфискация имущества бывших феодалов и высших лам [там же, оп. 152, д. 118. л. 28], коллективизация [там же, д, 88, л. 65-69, д. 116, л. 60], /47/ реформа налогообложения, вводившая прогрессивный налог на имущество монастырей [там же, ф. 495, оп. 152, д. 92, л. 9?10а]. Правда, коллективизация не находила полной поддержки даже у аратов, у которых преобладал индивидуализм [там же, д. 91, л. 15; ЦАФСБ, ф. 2, on. 8, д. 378, л. 359].

21 февраля - 3 апреля 1930 г. состоялся VIII съезд МНРП, при поддержке Коминтерна заявивший целью строительство социализма, борьбу с феодальными и капиталиетическими элементами и приоритет общественной собственности. Был поставлен комплекс задач по подрыву влияния духовенства, его сокращению и дискредитации [РГАСПИ, ф. 495, Oil. 152, д. 105, л. 56-81].

Чтобы заплатить новые налоги, некоторые монастыри вынуждены были продавать религиозную утварь и книги, собирать подаяние [МУ?ТА, ф. 4, д. 4, х.н. 71, тал 6-7; х.н. 38, тал 57-58; х.н. 76, тал 26-29]. В случае недостачи налога имущество казначея (нярав) и управляющего имуществом монастыря опечатывалось или конфисковывалось имущество высших лам [там же, х.н. 39, тал 103-105; х.н. 86, тал 2; х.н. 15, тая 78-79, 96-97]. С начала "левого курса" (1928) к 1932 г. вышло в мир ок. 43 555 монахов, осталось 51 345 [РГАСПИ, ф. 495, оп. 152, д. 143, л. 133].

Известно много примеров репрессий, оскорблений и насилия над верующими, разрушения религиозных объектов, грубой антирелигиозной пропаганды [МУYТА, Ф. 4, Д. 4 х.н. 79, тал 71-72; х.н. 195, тал 141-149, 178; РГАСПИ, ф. 495, оп. 19, д. 380, л. 14-28; Эрдэнэсайхан, 2013, с. 40-41; Dashpurev, Soni, 1992, p. 22].

Число товариществ, артелей и коммун росло, но поголовье скота уменьшалось, скот расхищался, колхозы местами разваливались [РГАСПИ, ф. 495, оп. 152, д. 143, л. 35]. Поддерживая "левый курс", политбюро ЦК ВКП(б) уже в 1930 г. указывало руководству МНРП на "отдельные перегибы" и ошибки [там же, ф. 17, оп. 3, д. 790, л. 1; д. 803, л. 9; д. 781, л. 3, оп. 152; д. 114, л. 64-79]. В МНР принимались соответствующие документы. Например, постановление 21-го пленума секретариата ЦК МНРП от 18 июня 1930 г. предписывало не изгонять лам силой из монастырей, а отчуждать их экономически [МУYТА, ф. 4, д. 3, х.н. 168, тал 90].

В западной и северо-западной Монголии, где произошло восстание 1932 г., левый курс проводился весьма интенсивно. В апреле 1930 г. подлежащих конфискации хозяйств "феодалов и чиновников" там было больше, чем хозяйств "бедняков", не подлежащих ей [РГАСПИ, ф. 495, оп. 152, д. 118, л. 40]. Снабжение товарами было нарушено. При заготовке мяса в Хубсугульском аймаке была путаница, часто скот отбирали силой [там же, д. 140, л. 19, 56-61]. Позже "левацкие загибы" там были названы одной из главных причин восстания [там же, л. 26, 56-59; ЦАФСБ, ф. 65, д 700, л. 84-102].

"Левый курс" привел к общей дестабилизации в МНР. В 1930 г. произошли восстания в аймаках Чандмань-ула, Хан-Тайшири, Цэцэрлэг-Мандал, Богдо-хан-ула [РГАСПИ, ф. 495, оп. 152, д. 114, л. 2-13]. Наиболее масштабным было Тугсбуянтское восстание в аймаке Чандмань-ула, подавленное с большой жестокостью [Эрдэнэсай-хан, 2013, с. 47-51]. В 1931 г. из приграничных районов Южно-Гобийского, Увэрхан-тайского и Алтайского аймаков шла массовая откочевка населения [РГАСПИ, ф. 495, оп. 152, д. 120, л. 84-97; Симуков, 1994, с. 146-150] (административное деление в тот год поменялось). В феврале-марте 1932 г. были волнения в Южно-Гобийском аймаке [РГАСПИ, ф. 495, оп. 152, д. 140, л. 11], в марте - в Восточном и Алтайском [там же, л. 4, 5, 7].

ПОДГОТОВКА И ход ВОССТАНИЯ

На севере МНР возникло несколько подпольных групи. В 1931 г. была раскрыта группа из монастыря Тариатын-хурэ в Архангайском аймаке, готовившая восстание [МУYТА, ф. 4, д. 4, х.н. 128, тал 8-9]. К концу 1931 г. были арестованы некоторые лидеры лам, готовившие восстание в Хубсугульском аймаке. В начале 1932 г. лидерство /48/ перешло к Ч. Самбу-дувчину из монастыря Асгатын?хурэ [Гадаадаас тyрхирсан. .., 2013, с. 118-121, 197-198].

По-видимому, восстание началось спонтанно 10 или 11 апреля 1932 г. в монастыре Хялгант сомоиа Рашант Хубсутульского аймака. Примерно 10 лам этого монастыря с мирянами во главе с бывшим феодалом Чойжинсурэном, зав. кооперативным магазином Жамерандоржем и бывшим председателем колхоза Сашкидом, вооруженные кремневыми ружьями, берданами и палками, окружили сомонную администрацию для ее захвата [Цэрэнбалжир, 1990, с. 19-24, 32-35]. 12-13 апреля восставшие прибыли в монастырь Рашантын-хурэ (Пандита-гэгэн-хурэ, Дарав-пандита-гэгэн-хурэ) того же сомона, в 60 км от Хялганта. По пути они разрушали госучреждения и мобилизовывалм людей [Батсайхан, 2007, с. 259]. Из Рашантын-хурэ повстанцы стали отправлять людей в разные места арестовывать ответственных работников, мобилизовывать лошадей, забирать оружие у русских и китайцев [РГАСПИ, ф. 495, 011. 152, д. 140, л. 18].

Аймачные власти получили первое сообщение вечером 11 или утром 12 апреля, но потеряли время на проверку и только вечером 13 апреля сообщили в центр, организовали штаб в центре Хатгал, отправили посланцев в монастыри [Цэрэнбалжир, 1990, с. 19-22, 34-35]. 14 апреля ЦК МНРП и правительство назначили полномочную комиссию из пяти человек: Ж. Лхумбэ (председатель), Ц. Гивапил (зам. начальника Государственной внутренней охраны - ГВО), Санжмятав (военное министерство) Г. Цэдэн-Иш (1) (ЦК ревсомола) [Батсайхан, 2007, с. 260-261]. ГВО создала маневренный военный отряд из слушателей школы ГВО и отправила 15 апреля из Улан-Батора в аимак. Отрядом руководил Гивапил [Цэрэнбалжир, 1990, с. 19-22, 34-35]. При нем был советский инструктор E.H. Исаков [ЦАФСБ, ф. 65, д. 700, л. 2-4].

1. Советский бурят Ц.Е. Гочитский (Дашбалын).

монголия

Центры восстания 1932 г.
1 - Гэсийн-хурэ (Дуурэгч-вангийн-хурэ); 2 - Цаган-Бургасьш-хурэ; 3 - Аригийн-хурэ; 4 - Сангийн-Далаи; 5 - Джалханцза -хутагтын-хурэ; 6 - Бугсийн-хурэ; 7 - Рашантын-хурэ; 8 - Хингантын-хийд; 9 - Баянголын-хурэ; 10 - Барун-Асгатын-хурэ; 11 - Дзун-Хангай; 12 - Барун-Хангантыд-хийид; 13 - Хамба-гэгэний-хурэ (Идэр-хамбын-хурэ); 14 - Шумултайн-хурэ; 15 - Тариатын-хурэ; 16 - Улястайн-хурэ; 17 - Байдрагийн-хийд; 18 - Гурван-Булаг; 19 - Тэс; 20 - Тэлмэн; 21 - Цогг; 22 - Хурэ-Марал; 23 - Эрдэнэ-Мандал; 24 - Дзабхан-Мандал; 25 - Шилустэй; 26 - Дзун-Астатын-хурэ; 27 - Дархад-дацан; 28 - Баян-Дзурх; 29 - Арын-хурэ.


/49/ 14-16 апреля повстанцы объединились с ламами Рашантыы-хурэ, их стало более 300, по другим данным - 500. Они ограбили школу и убили ок. 10 местных работников - членов МНРП и ревсомола [РГАСПИ, ф. 495, оп. 152, д. 140, л. 18]. К 15 апреля повстанцы заняли 6 монастырей Хубсугульского и севера Архангайского аймаков: Рашант, Их-ула, Намнан, Ар-Булаг, Цэцэрлэн; Баян-Цаган. К восстанию присоединились монастыри Шар-Толгой, Цаган-Булаг, дацан Дархад. Число восставших достигло 1900. 16 апреля они заняли сомоны Тосонцэнгэл и Баянагт, сомонное руководство бежало [Цэрэнбалжир. 1990, с. 23-24, 43, 49]. В 8 сомонов Хубсугула и Архангая направились отряды по 10-20 повстанцев. Они мобилизовали аратов, гужевой транспорт, продовольствис, грабили сомонные торговые и хозяйственные организации, разъясняли цели восстания [Цзрэнбалжир, 1990, с. 22-24, 49]. Влияние повстанцев начало проникать в Дзабханский аймак [РГАСПИ, ф. 495, оп. 152, д. 140, л. 22].
По решению Малого хурала и правительства ГВО сформировала отряд под командованием Д. Нясалдага и отправила в Рашант. Там восставшим уже противостоял местный отряд т. Пунцагнамжила. На повстанцев шли также отряды Ж. Лхумбэ и Ц. Гивапила. Примерно 20 апреля в сомон Рашант пришел отряд Галиндэва и стал ждать отряд Гивапила [Цзрэнбалжир, 1990, с 37]. В отряде Галиндэва тогда было 60, у Гивапила - 50 человек [РГАСПИ, ф. 495, он. 152, д. 140, л. 18]. В сомон Мурэн 20 апреля приехали 200 вооруженных повстанцев, забирая встреченных аратов. Власти аймака создали отряд добровольцев в 38 человек с винтовками, командиром назначили Дашжанцана из ГВО. Одни араты поддерживали красных, другие симпатизировали повстанцам. По словам перебежчиков, в одном бою с Хубсугульским отрядом восставшие потеряли 4 человек, результаты второго боя неизвестны [там же, л. 16].

21 апреля Гивапил двинулся на Рашантын-хурэ, оставив 20 человек в Тариате с поручением вести разведку, наблюдать за ламами, агитировать, арестовывать контрреволюционеров [Цзрэнбалжир, 1990, с. 38-39].

23 апреля отряды Гивапила и Галиндэва сгруппировались в 1.3 км от Рашантын-хурэ. Они разделились на две группы, чтобы занять два пункта, которые повстанцы заняли в тот день. После трехчасового боя красные заняли монастырь. У них убитых и раненых не было, у повстанцев убито 2 человека, несколько ранено. Красные арестовали 60 аратов, 150 лам, захватили 38 кремневок и бердан, около 100 лошадей. Около 300 повстанцев бежали. Большинство повстанцев были араты, бывшие монахи, небольшой процент лам, членов МНРП и ревсомола [РГАСПИ, ф. 495, ОП. 152, д. 140, л. 18, 52]. По другому донесению, из 700 повстанцев в плен попали более 200 [там же, л. 52]. По третьим данным, в бою убито ок. 20 повстанцев из 600, в плен попали 204 [Цэрэнбалжир, 1990, с. 38-39].

По воспоминаниям г. Эрэндо, солдаты пытались выбить повстанцев из монастыря несколько дней. Удалось это после артобстрела и рукопашного боя. Монастырь, где были женщины и дети, загорелся [Ломакина, 1975, с. 94]. Позже начальник временного совета обороны Д. Улзийбат оправдывал пожары тем, что красные не поджигали и не уничтожали монастыри, а "были случаи пожара" от обстрела из пушек и бросания гранат [ЦАФСБ, ф. 65, д. 700, л. 186-191].

После взятия Рашанта Лхумбэ 2—3 дня не организовывал преследование. Повстанцы стали создавать новые очаги сопротивления [Батсайхан, 2007, с. 261]. К 17—26 апреля 1932 г. восстанием были охвачены монастыри Пандита-гэгэна (Рашант), Гольстэ-хийд (Хялгант), Баян-гола, Асгата, Бугса, Джалханцзы, Арига, Цаган-Булана. После ликвидации восстания в монастырях Пандита-гэгэна и Асгате основными пунктами стали Бугсийн-хурэ (400 повстанцев) и Джалханцза-хурэ (до 500 человек) [РГАСПИ, ф. 495, оп. 152, д. 140, л. 26]. Всего в восстании в монастырях Рашанта, Асгата, Бугса, Джалханцзы и Тэса участвовало свыше 2 тыс. человек [там же, л. 52].

25 апреля началось восстание в Шара-Толгое (100 верст юго-восточнее Монды), Цаган-Бурэне (50 верст юго-восточнее Хатгала), Ара-хурэ (60 км юго-восточнее Хат-/50/гала), Дархад-хурэ и Еронхийн-Ахамбу (80 верст юго-восточнее Монды). В Дархаде повстанцы создали два отряда: один хотели направить на Хатгал, другой - на Ханх. Отряд в 100 человек выдвинулся на Хатгал и 25 апреля был от него в 50 верстах, к ним присоединились 100 невооруженных лам [там же, л. 1].

26 апреля отряды Лхумбэ, Гивапила и Гомбо соединились и 27 апреля атаковали Асгатын-хурэ. Из 200 повстанцев часть была убита, ранена, захвачена, часть ушла [там же, л. 52]. У красных потерь не было. 29 апреля 140 солдат Гивапила, местных ополченцев и активистов окружили 400 повстанцев в монастыре Бугсийн-хурэ и вступили в бои. Он шел 7 часов, затем красные взяли монастырь. Повстанцы потеряли 12 убитыми, 150 пленными, неизвестно сколько ранеными, 150 бежали. Потери красных - 2 раненых [Цзрэнбалжир, 1990, с. 43].

Г. Эрэндо вспоминал: "Восставших гнали по Селенге, приказ был не убивать, а чтоб на сторону республики переходили <...> 4 дня ждали, на 5-й ударили пулеметами. Человек 200 женщин и детей пришли, прижали их к скале и поверх их голов дали очередь. Бросились те к Селенге на лошадях, но почти все утонули". В Их-Дулане красные победили ок. 500 повстанцев с помощью броневиков. "Ламы облепили, стучат по броне, кричат". Они захватили броневики, но подоспевшая артбатарея решила дело [Ломакина, 1975, с. 95; Ломакина, 2006, с. 174-175].

По донесению в особый отдел ГВО от 10 мая 1932 г., 1 мая повстанцы,заняли Дуу-рэгч-вангийн-хурэ. Сомонная администрация не оказала сопротивления, отряд в 40 вооруженных людей бежал до их прихода [МУYТА, ф. 4, д. 4, х.н. 185, тал 161-162].

К красным двигались подкрепления. 1 мая прибыл отряд в сомон Сайхан, вечером - в колхоз Джаргалант. 2 мая отряд прибыл в сомон Баян-Ахча, затем в Аршантул. Здесь они встретили местный красный отряд в 35 человек с пулеметом. Выяснилось, что здесь 12 апреля во время успешного налета повстанцев было убито более 40 человек. 3 мая были получены сведения о занятии повстанцами сомона Цэцэрлэг. Этот отряд повстанцев в 100-150 человек возглавляли тайджи (дворяне) Бальджинима и Шажбадрах [РГСПИ, ф. 495, оп 152, д. 140, л. 55].

4 мая правительственный отряд был разделен на две части: одна пошла на сомон Цэцэрлэг, другая - к Селенге на соединение с Лхумбэ и Гивапилом. К вечеру отряд переправился через Селенгу, затем пришел в Мурэн. Там уже находился отряд в 235 красных добровольцев, вооруженных 70 берданами, 70 кремневками, деревянными пиками. 5 мая отряд пошел на соединение с Гивапилом. Соединились в 35 км севернее Мурэна, чтобы наступать на монастыри Джалханцзы, Дуурэгчвана и Бугса, где, по сведениям, было до 2000 повстанцев [там же, л. 55].

6 или 7 мая [там же, л. 52] отряд Гомбо вступил в бой с 500-600 повстанцами и захватил Джалханцза-хурэ. Потери повстанцев составили 30 убитыми, 37 пленными, у красных потерь не было. 130 повстанцев бежали в сторону Дуурэгч-вана, где было еще 400 их единомышленников [МУYТА, ф. 4, д. 4, х.н. 185, тал 161-162]. 8 мая был ожесточенный бой у Дуурэгч-вангийн-хурэ с 700 или 900 повстанцами. Последние делали по 5-7 атак, двигаясь сплошной массой, несмотря на пулеметный огонь, сходясь с красными на 50 шагов. В бою погибло более 100 повстанцев, многие тяжело ранены, в плен попало 150 мирян и 200 монахов. Красные расстреляли 12 руководителей восставших, остальных освободили или заключили на разные сроки [РГАСПИ, ф. 495, оп. 152, д. 140, л. 52, 55].

В связи с тем что сил для подавления восстания не хватало, из центра прислали вторую комиссию во главе с Дэндэвом - председателем ревизионной комиссии ЦК МНРП. Он прибыл 5 мая. Обе комиссии объединились в Хатгале. Отряд Д. Нясалдага разделился на 2-3 части и охранял центры сомонов [Цэрэнбалжир, 1990, с. 46-47].

Под давлением красных часть повстанцев ушла в Архангаиский и Дзабханский аймаки. По решению Лхумбэ руководство Архангая из своего 14-го конного отряда, некоторых частей и служащих организовало два отряда. Один отправили в Хубсугуль-/51/-ский аймак, другой оставили для охраны Тариата. 5 мая из Тариата ГВО получила донесение, что отряд Гончигдоржа, Намжана и Самбу в тот день вступил в бой у Арын-хурз с 1050 восставшими, из них 17 убили, 42 захватили в плен, остальные бежали. Ими командовал Дугэржав [Цэрэнбалжир, 1990, с. 48-49],

В начале мая близ Шумултайн-хурэ повстанцы Д. Дамдинсурэна убили сотрудиника ГВО Ц. Донрова и советского чекиста В.Е. Колосса, которые ехали на машине за отрядом в 40 человек из Улясутая и попали в засаду [Цэрэнбалжир, 1990, с. 49; Лувсан-Очир, 2003]. 7 мая отряд Гончигдоржа и Намжана столкнулся с крупным отрядом Дамдинсурэна (ок. 1000 человек) и понес большие потери. 9 мая Дамдинсурэн занял Тариатын-хурэ. Там он создал свой центр [Цэрэнбалжир, 1990, с. 48-50].

9 мая 1932 г. Госсовет обороны МНР объявил чрезвычайное положение в Хубсугуле и Архангае. Военному совету Монгольской народно-революционной армии (МНРА) поручили ликвидировать движение в кратчайшие сроки. Для этого в обоих аймаках создавался временный совет обороны в составе члена военного совета МНРА и военного отдела МНРП Д. Улзийбата, секретаря архангайского аймачного комитета МНРП Г. Гончигдоржа, начальника администрации этого аймака Дамбаринчипа, командира 10-й дивизии Гомбосурэна, ее комиссара Гомбожава, советского инструктора военной школы Т.В. Юшкевича, начальника отдела ГВО в Архангае Галиндэва. Выделили силы из гарнизонов Цэцэрлэга и Улясутая [МУYТА, ф. 4, д. 4, х.н. 174, тал 179]. 13 мая 27-й пленум секретариата ЦК МНРП утвердил это постановление [там же, тал 178; Лувсан-Очир, 2003].

Из солдат МНРА сформировали 4 отряда, которые направили из Улан-Батора в Хубсугул и Архангай 10-29 мая. Они поступили под начало Улзийбата. в них вошли курсанты Улан-Баторского военного училища, солдаты 1-й конной дивизии и полка связи, артиллерия, бронетехника, самолеты. Были направлены 16-й Убсунурский стрелковый, кавалерийские Кобдосский, 8-й Дзабханский и 17-й Архангайский полки численностью до 1300 человек [Ганболд, 2002, с. 45-46].

Контрреволюционное движение шло и в Алтайском аймаке. В южной части со стороны Южно-Гобийского аймака оно было ликвидировано. Там министр торговли и промышленности Г. Содном собрал красный отряд из 70-80 человек и прибыл в Архангай. С ним были С. Галиндэв из ГВО, л. Аюушжав, учитель школы Д. Даш, Самбу, советский врач С.М. Немой [ЦАФСБ, ф. 65, д. 700, л. 2—4], главный инструктор ОГПУ в МНР B.C. Кияковский. Лошадей у него отбили повстанцы, машину пришлось оставить у переправы. 13 мая красные пешком атаковали повстанцев с юго-востока от Тариатын-хурэ. Содном и еще более 20 человек попали в плен [Цэрэнбалжир, 1990, с. 48—49]. Красные бросили 3 пулемета, ок. 18 человек во время боя перешли к повстанцам, остальные бежали [Лувсан-Очир, 2003]. Содном, Немой, Кияковский и Исаков были убиты (в разные дни).

17 мая отряд Улзийбата направился к Тариатын-хурэ. Сохранился его доклад Военному совету о действиях за 71 день в мае-июне против 11 отрядов из 2420 повстанцев [Гадаадаас тyрхирсан..., 2013, с. 110]. Улзийбат подавил восстание в сомонах Тариат, Хангай, Их-ула, Их-Джаргалант, Идэр и Баян-Дзурх. События развивались так.

Оставив для охраны монастыря 200 лам, Дамдинсурэн с главными силами (ок. 600 человек) 18 мая вышел из Тариата. 19 мая в горах Гуа в местности Гичгэнийн-гол ("Хэжэгэржин-гол") в 60-70 км южнее Тариатын-хурэ был бой Дамдинсурэна с Улзийбатом. В бою красных поддерживали самолет, пушки, бронетехника ("танкетка"), пулеметы [Цэрэнбалжир, 1990, с. 53; Лувсан-Очир и др., 2003; Гадаадаас т?рхирсан 2013, с. 338-341]. Самолет-разведчик обнаружил две большие группы повстанцев, готовые к атаке с разных сторон. Летчики сбросили осколочные бомбы, затем пулеметным огнем поддержали атаку мотопехоты [Котельников, 2012]. Погибло ок. 70 повстанцев, взято в плен 74, захвачены 1 пулемет Шоша, 2 берданы, 23 кремневых ружья, 80 лошадей, 1 знамя, верблюды и др. Красные переправились через р. Гичгэнийн-гол /51/ ("Хижигыне") на Тариат. На реке они нашли 6 ящиков японских винтовочных патронов и 560 шт. - русских [ЦАФСБ, ф. 65, д. 700, л. 186-191 ; Цэрэнбалжир, 1990, с. 53; Гадаадаас т?рхирсан..., 2013, с. 338-341].

Кроме боя при Гичгэнийн-голе было еще несколько случаев бомбометания с самолетов, например, по монастырю, где располагались командиры повстанцев. Но эффективность их была низкой. Самолеты в основном вели разведку, разбрасывали листовки, обеспечивали связь [Котельников, 2012].

После боя Улзийбат выделил на преследование 2 сабельных взвода. Они захватили раненого командира повстанцев Санжжава, его помощника Дагва, члена Малого хурала Дарьсурэна и 30 лам, оружие и амуницию [Цэрэнбалжир, 1990, с. 53; Гадаадаас т?рхирсан..., 2013, с. 338-341].

Второй бой произошел на р. Хунжил ("местность Хугжилын-Эхи"), в сомонс Их-Джаргалант Архангайского аймака того времени. Погибло 40 повстанцев, в том числе командир Дэндэв ("Дыпдып"), 15 взяты в плен, 10 ушли с Дамдинсурэном. Красные захватили 2 пулемета Дегтярева, 5 дисков с патронами, 2 маузера, 3 винтовки и др. Один красный был ранен [ЦАФСБ, ф. 65, д. 700, л. 186-191]. Третий бой состоялся на р. Тэрхнийн-гол. Были убиты 30 повстанцев, взяты в плен 39. У красных убит 1 активист МНРП [там же]. Четвертый бой был у Хунжил-хийд в местности Дод-Цэцух ("Нижний Цицухей"). Участвовали отряды Дамдинсурэна в 462 и князя Далайвана ок. 100 человек. Убито более 100 повстанцев, у красных убит 1. Группа ок. 500 человек в Дуурэгч-вангийн-хурэ разошлась [там же]. Пятый бой произошел в местности Бор-бургас ("Бого-Бургастай"), сомон Баян-Дзурх, Архангай. Убито 50 повстанцев, взяты в плен еще 50, в том числе "зеленошапочный" (монг. ногоон малгайт) Дамдинсурэн, Дархан-хубилган, жанжин Ринцэн. Никто из повстанцев не ушел [ЦАФСБ, ф. 65, д. 700, л. 186-191; Гадаадаас турхир-сан..., 2013, с. 338-341]. Позже Улзийбат расстрелял Дамдинсурэна, так как тот был ранен, шел с трудом и мешал дальнейшей работе [Гадаадаас тyрхирсан..., 2013, с. 314].

Шестой бой состоялся в Местности Жанжугин-Эхин. Было убито 70 повстанцев, взяты в плен 5, ранен 1 красный курсант. Седьмой бой в местности Болаган-Хирундай-Эхин шел с отдельными группами. Повстанцев убито 20, захвачен 1 пулемет Дегтярева, 2 диска, 1 бердана, 5 кремневок. Две группы повстанцев бежали. В ходе восьмого боя в местности Тосонцэнгэл-Мурэн убито 40 повстанцев, взяты в плен 15, среди убитых 1 гэгэн и 1 командир. Захвачено 2 маузера и 3 винтовки. Число убитых повстанцев в девятом бою в местности Цэцух ("Цицу-хэй") не установлено, "банда" из 250 человек была разбита и бежала. В десятом бою в местности Хонхирын-Нуру убито 30, взяты в плен 6 повстанцев. Одиннадцатый бой в местности Шара-Сабоктай унес жизни 40 повстанцев, 23 взяты в плен. Ранены 3 красных, в перестрелке разъездов с "бандой" из 30 человек (двенадцатый бой в местности Хонхирын-Эхин) убито 4 повстанца. В тринадцатом бою в местности Зуун-нур убито ок. 90, взяты в плен 20 повстанцев. Убито 4 красных из ревкома и 3 курсанта ОВУ. Четырнадцатый бои состоялся на северном берегу оз. Сангийн-Далай с отрядом в 300 человек под командованием Тугжа и Жамца. Из них бежало ок. 100, число убитых не установлено. У красных убит 1 [ЦАФСБ, ф. 65, д. 700, л. 186-191].

К 11 мая восстание распространилось на Дзабханский и Архангайский аймаки. Мелкие отряды красных были направлены в монастыри Идэр-Хамбын-хурэ, Самгал-дай, Хожулай, но не смогли разбить контрреволюционеров. Повстанцы взяли ряд сомонных управлений, их целью стал аймачный центр. Из 21 сомона Дзабханского аимака восстание шло в 9 в северо-западной части. На юге в сомоне Шилустэй бухгалтер Гэлэг создал отряд в 138 человек [МУYТА, ф. 4, д. 4, х.н. 184, тал 40-46].

В мае началось восстание в Увэрхангайском аймаке. Примерно 10 мая в сомоне Гурван-Булаг были арестованы служащие, захвачена контора колхоза. 18 мая 300 человек из Байдрагийн-хурэ, вооруженные кремневками, проникли в сомонный центр Заг (ныне Баянхонгорский аймак), уничтожили партийные и комсомольские организации, уртоны, ограбили колхоз, встретившихся аратов и рабочих отправляли в свой центр. Восстание охватило запад аймака: сомоны Мандал, Заг, Гурван-Булаг, Хурэ-Марал, Цаган-гол и Баян-Булаг (сейчас в Баянхонгоре) [Цэрэнбалжир, 1990, с. 55-56, 64]. Из центра туда направили отряд Г. Соднома и советского чекиста R. Баторуна для ликви-/53/-дации группы в 500 человек, которые провозгласили 2-3 хубилганов: пяти-, десятилетних мальчиков. Когда этот отряд разбил группу в Увэрхангае, туда выехал командир бронеполка Жамьянжав для окончательной ликвидации восстания. Так как повстанцы уничтожили телеграфную связь, она поддерживалась аэропланом. Был выделен отряд Малжа и советского инструктора Сергеева [ЦАФСБ, ф. 65, д. 700, л. 2-4].

В других аймаках восстание продолжалось. 10-11 июня красные захватили Улястайн-хурэ в сомоне Джаргалаит. Восставшие потеряли 65 человек убитыми, 30 бежали. Потери красных - 1 убитый, 8 раненых. 13 июня в сомонах Их-ула, Цэхэр, Солонго собралось 700 повстанцев, поблизости было еще 100. Их численность росла, народ относился к ним хорошо. В первую половину июня произошел ряд боев в Хубсугульском аймаке [МУYТА, ф. 4, д. 4, х.н. 185, тал 180-191]. Восстание подавили к 24 июня, но часть повстанцев скрылась в горах. 29 июня отряд Г. Соднома направили ликвидировать группу из 100 человек во главе с Жимэ в сомоне Тосонцэнгэл. В июле сдались 160 повстанцев этого сомона [Цэрэнбалжир, 1990, с. 64].

Восстание распространилось на Дэрбэтский аймак. В приграничных сомонах Ун-дэр-Хангай и Дзун-Хашай ок. 200 феодалов и "кулаков" стали грабить кооперативы. В начале июня было два боя, из 200 повстанцев убито 7 руководителей и 8 конников, из отряда ГВО - 15 конников [Цэрэнбалжир, 1990, с. 58]. По докладу командующего МИРА Г. Дэмида от 6 июня, повстанцев было 250. Под давлением отряда 4-го Кобдосского полка они перешли в Танну-Туву, но отряд их преследовал и разбил, а затем стал оперировать у Улясутая [ЦАФСБ, ф. 65, д. 700, л. 2-4].

Политбюро ЦК ВКП(б) пристально следило за ходом восстания, (см.: [Сталин и Каганович, 2001, с. 136-137, 143-144, 156-158]), 16 мая 1932 г. обсудило монгольский вопрос. Было указано, что основная ошибка руководства МНР - слепое копирование политики советской власти; МНР - "народно-революционно-демократическая буржуазная республика". Непонимание этого - главная причина разрастающегося восстания. Надо ликвидировать эту ошибку, а также разбить повстанцев [РГАСПИ, ф. 17, оп. 3, д. 884, л. 3]. В этом духе было выдержано совместное постановление ИККИ и ЦК ВКП(б) от 29 мая, которое послали в ЦК МНРП [там же, on. 162, д. 12, л. 167-170]. Политбюро предписало ряду ведомств изменить методы торговли с Монголией, чтобы улучшить снабжение [там же, д. 886, л. 13]. 3-й чрезвычайный пленум ЦК и ЦКК МНРП 29-30 июня и 17-я чрезвычайная сессия Малого хурала МНР 2 июля приняли решения согласно этим указаниям. На смену "левому уклону" пришел "новый курс" [там же, оп. 152, д. 140, л. 36-46]. Это облегчило положение народа, ослабило преследования религии, внесло важный вклад в прекращение восстания.

К июлю-августу 1932 г. восстание было в основном подавлено. Но повстанцы пополнили свои ряды и возобновили боевые действия [Цэрэнбалжир, 1990, с. 64].

9 июля красный отряд Малжа (комиссар Галдан, инструктор Сергеев) разбил повстанцев в горах Зо-нуру севернее Асгатын-хурэ. 30 июля их видели в горах Асгат. Местность там труднодоступная, для окружения не хватало сил [МУYТА, ф. 4, д. 4, х.н. 185, тал 84].

26 июля в местности Хожул (Кожулат) сомона Наран Архангая собралось более 100 повстанцев под командованием Д. Сумъяа. У них было 20 скорострельных винтовок и много кремневок. 22 июля 30 человек напали на сомон Тосонцэнгэл, убили 2 служащих, остальные бежали. 22 июля на отряд сомона Чандмань напали 20 повстанцев, 8 из них убили, 4 взяли в плен. На севере Сангийн-Далая собралось более 1000 контрреволюционеров во главе с Дамдинбишрельтом и Т. Самданом. Другой отряд - более 100 повстанцев - стал мобилизовать аратов. Они собирались занять сомоны Идэр, Баян-Дзурх, Их-Джаргалант. Служащие Идэра бежали в Тариат, Баян-Дзурха - в Мурэн. В Хубсугуле в местностях Хух-Сав и Цаган-Бургас собралось по 500 повстанцев, в Бугсийн-хурэ - неизвестно сколько. Служащиеina местах разбегались [МУ?ТА, ф. 4, д. 4, х.н. 185, тал 184-185]. /54/

4 августа Намжан сообщал: контрреволюционеры есть в 7 сомонах, где нет солдат, они мобилизуют аратов, убивают служащих. Их число в сомоне Их-ула - 150, Баян-Дзурх, Сангийн-Далай и Идэр - по 100, Джаргалант - 300. 1 июля они взяли центр Их-улы, убили 10 служащих, в Чандмани - 10, в Тосонцэнгэле - 3. Отряды служащих сдавали оружие, контрреволюционеры им вооружались [МУ?ТА, ф. 4, д. 4, х.н. 185, тал 186-187].

К 7 августа 1932 г. красные подавили восстание в сомонах Бурэн-Тогтох и Тумур-Булат, но контрреволюционеры там оставались, поскольку народ был на их стороне. В начале июля в Хух-Сав два дня шли бои с 200 повстанцами, красные отступили в Мурэн. В этих двух сомонах собралось 300 повстанцев, у них 100 бердан, винтовок, много патронов. Там были их руководители из 4 аймаков. Жамц, Самбу, Жагал-гэгэн, Жав, Тугж. 3 августа повстанцы проникли в Бурэнхан и напали на караульных солдат. Бои шли три дня. Были сведения, что в местности Хунхурбай сомона Мун-Цаган-ула собралось 300 повстанцев, их командира звали Тавь. Два красных отряда ушли, не добив контрреволюционеров, ГВО отозвали в Улан-Батор, не было агитации в народе. В распоряжении комиссии остались отряд Дэндэва в Мурэне - 36 человек при 2 пулеметах, у каждого винтовка; отряд Цэрэндоржа в центре Тэс - 40 человек с винтовками, 2 пулемета, еще 20 красных партизан; охранный отряд в центре Бурэнхан и партизаны в местности Шуе - 50 человек, 30 винтовок, 20 бердан; в сомонном центре Рашант - 50 партизан, 20 винтовок, 20 бердан; в сомоне Хубсугул - 25 партизан, 20 винтовок, 2 пулемета [МУYТА, ф. 4, д. 4, х.н. 195, тал 10-13].

26 августа в сомоне Идэр-Цэцэрлэг повстанцы захватили караульных и сторожа, в сомоне Тэлмэн убили комиссара 8-го полка. 29 августа ок. 200 человек разграбили и устроили пожар в центре сомона Улагчин. 30 августа ок. 300 повстанцев окружили центр сомона Нумрэг. Против них направили отряды дэрбэтов [2] и отряд из Кобдо, на Нумрэг и Улагчин из центра направили отряд Цэндэ [Цэрэнбалжир, 1990, с. 65-67].

С 1 сентября ГВО сформировало новый отряд в Цэцэрлэге - центре Архангая. Его возглавил начальник 17-го полка Зундуй. в Их-уле повстанцы во главе с Ш. Журом и В. Магнаем убили 10 человек. Против них направили отряд Ванчига в 130 человек с 6 пулеметами, в Мурэн направили отряд из спецполка ГВО во главе с Цэрэндоржем при 2 пулеметах. Отряд ГВО с Мурдэлэгом направили охранять переправу через Селенгу. Из главной военной школы Улан-Батора отправили 200 человек под командой Чоймбола при 11 пулеметах. Их целью было уничтожить хубсугульских повстанцев. К Тэсийн-хурэ, где было 200 повстанцев, направили спецполк ГВО под командой С. Дэндэва при 2 пулеметах. Около 50 восставших во главе с Шагдаром и Дамбой находились в Дордогийн-хурэ в 120 км юго-западнее Хатгала [Цэрэнбалжир, 1990, с. 66-67]. Вместе с Дэндэвом командировали советского инструктора Гроссмана и другие отряды подкрепления [ЦАФСБ, ф' 65, д. 700, л. 2-4].

В начале сентября 1932 г. Самбу-дувчин и Жамц занимали сомон Эрдэнэ-Булган, переправу через Селенгу у Рашантын-хурэ. Отмечалось перемещение 6 групп: 250 человек во главе с Аюурзаной - в 130 км восточнее Цэцэрлэга в Хан-ула сомона Эрдэнэ-Мандал Архангая. К нему присоединилось 50 местных. В Архангае и Дзабхане были повстанцы Д. Сумъяа и В. Магная, в сомоне Их-ула - Ш. Жура. На преследование Жура и Магная были направлены 130 солдат Д. Ванчига с 8 пулеметами, в монастыре Тэсийн-хурэ оборонялся взвод Дэндэва. 20 августа они имели бой с повстанцами, уничтожили 30 из них, еще 30 ранили, сами потеряли 1 убитым и 2 раненых [Цэрэн-балжир, 1990, с. 67-68]. Некоторые отряды, сформированные из активистов Хатгала, отказывались воевать и уходили.

2. Западно-монгольская народность.

Зундуй 5 и 6 сентября имел два боя с контрреволюционерами, потеряв человека. Повстанцы Аюурзаны и Бассаны бежали, у них было убито 10, в плен попали 7, из них /55/ 3 расстреляли. Отряд Ванчига 5 сентября близ дугана Хожул захватил 10 разведчиков повстанцев, убил одного из них. 7 сентября Ванчиг занял дуган Хожул, преследовал отряд в 100 повстанцев под командованием Шагдар-дувчина, Тарава и Цога [Цэрэн-балжир, 1990, с. 68-69].

В начале сентября в местности Хожул красные вступили в бой с повстанцами во главе с Магнаем, Журом, Бадрахом, Сумъяа. У красных один получил легкое ранение, потери повстанцев неизвестны. Бадрах, Жур, Намжан, Цойжин захватили Их-улу, красные им перекрыли дорогу. После боя эти группы повстанцев рассеялись по 1-2 человека, некоторые вернулись домой, связались с красными. Последние захватили Далай-вана [МУYТА, ф. 4, д. 4, х.н. 184, тал 56].
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments