?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В наш книжный я захожу только для того, чтобы посмотреть на книги, поскольку покупка книг через Амазон даже с уплатой пересылки стоит дешевле. Вот например, зашел сегодня, подержал в руках книгу воспоминаний А.В.Черныша, кстати, свеженькое издание - мемуары офицера Генштаба, в основном про Первую Мировую и немного про Гражданскую на Юге. Цена - 653 рубля. Тут же, на верхней полка - "Россия в Первой мировой войне" Айрапетова. Пухлый подробный том со ссылками и материалами от отечественного известного историка - за 600 рублей. Ну не наглость ли?

Так что покупать не стал, а вот парочку снимков на телефон сделал. Уж больно мне понравился нижеследующий пример про войну на Южном фронте, так как автор был начальником штаба знаменитого Дроздовского полка. Я уже как-то рассказывал о методах расправы над противником, которые там были приняты. Вот вам еще один, почти эксклюзивный пример от очевидца.

"Что делается на правом фланге. С кургана нам открылось все пространство между архиерейской дачей и Казенным лесом. Здесь перепутавшиеся части самурцев и офицерского батальона капитана Андриевского распутывались и выдвигались: первые - к оврагу Ташла, начинавшемуся в архиерейской даче и отделявшему монастырское предместье от города, вторые - на юго-восток, в промежуток между дачей и лесом. Противника нигде не было видно. Получены были здесь сведения, что самурцами и офицерским батальоном захвачено много пленных, спрашивали, что с ними делать, куда прислать. Указано было, чтобы препроводили в штаб 3-й дивизии, к монастырю. Но этих пленных мы так и не видели, да никто как-[то] ими уже и не интересовался. Куда они девались - неизвестно. Впрочем, можно было догадываться об их судьбе; вероятно, их попросту уничтожили, за исключением разве тех, что искренне выразили желание стать в ряды самурцев; те принимали таких охотно и нередко пополняли свои малочисленные ряды. Этот ужасно жестокий прием обращения с полоненными порожден Гражданской войной, где ожесточение сторон до звериной беспощадности. Поистине тут борьба шла на "уничтожение" врага. Начало Гражданской войны, 1918 год, особенно отличалось жестокостью приемов. Высшее начальство боролось с этим настойчиво, ибо помимо побуждений гуманности это было в интересах Добровольческой армии, пошедшей войной не против одураченной и психически заболевшей народной массы, а против насадителей болезни и руководителей занемогших стад.

Мероприятия начальства долго оставались безуспешными. В дивизии Дроздовского и особенно среди частей, где сохранилось еще много старых дроздовцев, вышедших с ним из Румынии, пожалуй, чаще других наблюдалось беспощадное обращение с пленными. Сложилось это в силу вещей, так сказать: было много случаев гибели лучших дроздовцев, /264/ имевших несчастную судьбу попасть к большевикам в плен невредимым или оставленным на поле боя раненым. Все они умерли в страшных муках от рук восторжествовавших над ними большевиков; трупы же обезображивались до неузнаваемости. Старые дроздовцы мне рассказывали о случае, например, в бою под Белой Глиной в июне месяце, когда армия шла на Тихорецкую; там они понесли очень чувствительные потери, среди которых был и командир полка. Все раненые попали почти к большевикам и подверглись мучительной смерти от их рук, а над всеми трупами были произведены ужасные надругательства. Оставшиеся "мстили" за смерть погибших в страшных муках. Уже там же, под Белой Глиной, все, что попало в плен к дроздовцам, было ими уничтожено.

Здесь, у кургана, я был свидетелем случая расправы с одним пленным большевиком. Он был ранен или, возможно, притворялся таковым, прося себе пощады плачущим голосом, лежа на дне окопа. Один из кавказец из конвоя полковника Дроздовского заставил его повернуться вверх спиною и тут же выстрелил ему в затылок. Все это видели, тут же был и Дроздовский, - и отнеслись к этому безразлично, как к явлению самому обыденному. И я, как начальник штаба, сделал вид, что ничего не заметил: общее чувство страшной злобы и мести за гибель близких за развал России и надругательства над нею преобладало над разумом.

Постояв на кургане, не спешиваясь, около 15-20 минут и убедившись, что бой кончился, большевики скрылись в город, мы шагом уже направились опять в монастырь к игуменье допивать наш чай. Приближались сумерки. Поле боя к югу и юго-востоку от монастыря опустело. Самурцы скрылись в южной и юго-восточной части предместья, выслав наблюдение к юго-западному углу архиерейской дачи. Пластуны и 2-й офицерский полк заняли восточную окраину предместья, левее самурцев, к северу до железной дороги, которая при входе в балку Ташла круто меняет направление /265/ из восточного на южное. Еще севернее за железной дорогой, в с.Ташла, вытянувшееся по балке того же имени к северу, подошли передовые части 2-й дивизии. Центром ее был большой кожевенный завод к западу от с.Ташла, примерно на меридиане монастыря.

Приближались сумерки, когда мы снова въехали в монастырскую улицу, нас пригласили опять к игуменье. В этот момент, помню, Дроздовскому доложили о захвате большевистской "сестры милосердия", которая предала много оставшихся в Ставрополе белых офицеров. Тут же подвели и самую "сестру". Вид ее был отталкивающий, омерзительный; грубая простая девка, в каком-то замызганном одеянии; в лице ничего женственного, наоборот - грубые его черты и выражение отражали внутреннего зверя, облаченного в юбку. Вероятно, я не ошибусь, если скажу, что ни в ком из увидевших ее эта "женщина" не вызвала никакого чувства сострадания или малейшего участия к ее несчастью, скорее наоборот: ее вид и то, что про нее сказали, ни в ком не порождали ни сомнений, ни колебаний, а лишь единственной желание - уничтожить этого гада. Ее очень скоро и уничтожили".


Черныш А.В. На фронтах Великой войны: Воспоминания 1914-1918 года. Вступл. ст. и примеч. А.В.Посадского. М., Кучково поле, 2014. С.264-266.

Как упоминает тут же автор, в комнате игуменье находились в тот момент, кроме него, несколько офицеров штаба, а также полковник Дроздовский, генерал Деникин и генерал Махров. Без комментариев.
Помимо того, что начальник штаба "сделал вид, что не заметил", "ни в ком не вызвала чувства сострадания" - и одновременно грубая отмазка "командование боролось с этим" - никак не сочетаются, равно как и "убивали за жестокости" не сочетается с "чувство обиды за развал России" - надо отметить еще кое-что.

Во-первых, отсылки на жестокости большевиков - это просто вранье. Достаточно посмотреть дневник Дроздовского, чтобы убедиться, что убивать людей он начал задолго до первых боев с большевиками. Например, в Бердянске Дроздовский настоял на казни арестованных в ходе местного восстания большевиков, хотя городская дума вовсе не планировала этого делать. Так что господа офицеры просто лгали, оправдываясь.
Во-вторых, это тот самый полк, про который писал уже упоминавшийся мною отец Василий, о чьих подвигах в деле расстрелов он, конечно, не слышал, воюя в этом же полку год спустя. Нетрудно увидеть, что это была система, вызванная далеко не только ожесточенностью войны.
Ну и в-третьих, отношение к большевикам как к дегенератам на основе их внешности было обычным делом у антисоветчикам. Вот еще пример. буквально вчерашний.

У дверей внутрь и снаружи и у окон (через каждые 3 окна) сидят вооруженные «коммунисты» очень типичные, молодые, со скотским выражением лица, очумелым, совершенно бессмысленным взглядом. Просто жалко их: что происходит в их глупых башках?

Забавно, что нечто подобное было и у красных, но я практически не встречал в их воспоминаниях такую "классовую ненависть", доходящую до зоологизма, в опубликованных источниках. В лучшем случае все либо в духе "собрали мы всю эту белогвардейскую сволочь и расстреляли у стенки", что в советские годы, конечно, пылилось в архивах, либо с "партийным", "сознательным" уклоном, в духе Фурманова:

http://orenbkazak.narod.ru/Furman.pdf
Едучи по полю, я раздумывал о том, хватит или нет у меня духу расстрелять собственноручно белогвардейца или хотя бы подписать ему смертный приговор. Я вот коммунист, должен быть смелым во всех отношениях, должен быть готовым в любую минуту претворить слово в дело. А смогу ли сделать этот решительный, страшный шаг? Пожалуй, что нет. Ведь до сих пор я лишь косвенно поддерживал расстрелы, угрожая в пространство на митингах, угрожая в статьях, одобряя расправы, учинённые над белыми. Ну, а когда самому придётся, тогда как? Должен смочь! Ведь по существу это одно и то же — говорю ли я и убеждаю других в необходимости суровой расправы с врагом или расправляюсь с ним непосредственно. На этом мои размышления закончились.

...Он вынул письмо, передал мне. У белого офицера была надменная морда, высокомерная, презрительная. Оказалось, что Ник. Александрович Шумилов, казанский семинарист, окончивший 6 кл[ассов] гимназии, сын полка. Я стал читать письмо. Писала какая-то девушка, видимо, его возлюбленная. «Белые отступят ненадолго, не робей, терпи, говорилось там… от красных житья нет никакого. Храни себя, чтобы отомстить большевикам…»
Я даже не дочитал письма:
— Ну, кончено, ведите…
— Вести? — обрадовался Кутяков. — Куда вести, расстреливать.
— Да, да, — торопился я, ведите…
— Я хочу… начал было офицер свои объяснения.
— Не о чем разговаривать. Всё ясно, ну — живее!

Его увели, расстреляли. Говорили, что он всё просил револьвер, чтобы застрелиться самому. Цель была, верно, другая. Теперь его нет, уничтожен. Он расстрелян по моему приказанию. Это звучит страшно. Это ещё первый случай в моей коммунистической практике. Он, верно, открывает целую серию подобных решительных актов. Мне говорили жестокие и решительные люди, Чапаев, Зубарев, что они робко приступали первый раз к этой ужасной практике, но, совершив раз, — дальше не страдали и приводили легко в исполнение самые крутые свои решения. Когда я отдал распоряжение — я весь дрожал. Захватывало дыхание, руки дробились, к лицу приступила кровь


Вот как это называется, а не жалкое "чувство страшной злобы и мести преобладало над разумом". Эпизод почти дословно вошел в книгу "Чапаев", кстати.

Помимо социального расизма на основе внешности, стоит отметить в отрывке распространенное среди белых отношение к коммунистам, как к эпидемической заразе, а к русскому народу - как скоту и быдлу, пораженному вирусом революции. Чисто зоологическая точка зрения, очень напоминающая идеи фашизма. А отсюда до уничтожения всех по принципу крови... то есть, пардон, идейности - один шаг.

«Мы хотели избавить иноплеменных ишаков и прежде всего наших подлых русских ослов от необходимости достукиваться до всего собственными лбами, хорошо зная, что при этой жестокой науке несчетное количество лбов разобьется, а “шестая часть суши” обратится в исполинское ишакоослиное кладбище… Вот почему мы взялись за винтовку. Мы надеялись перебить взбесившихся, чтобы спасти остальных. Расчет, казалось, был верный. Сколько пришлось бы уничтожить жизней? Ну, допустим – миллион… Ужасно… Но при “пассивной тактике” России, вступившей на путь социализма и искусственного расчленения, России предстояло потерять половину своего населения. Скажут: кто сделал этот подсчет? Его сделали мы – белые. И я в их числе. Это был не подсчет, а повелительное ощущение. И разве оно нас обмануло? Намного ли мы ошибались? “Если утопающий в бессознательных конвульсиях тянет спасающего на дно, спасающий должен сильным ударом по голове оглушить спасаемого и затем его вытащить” (Из правил для спасения утопающих). Вот это приблизительно мы собирались сделать с Россией. Для этой цели необходимо было три вещи: во-первых, штыки, во-вторых, штыки и в-третьих – штыки».

ГАРФ. Ф. Р5974. (Шульгины Василий Витальевич и Екатерина Григорьевна.) Оп. 1. Д. 17. Рукопись В.В. Шульгина «1919 год. Ч. 1. Интервенция». Л. 7–8. // Пученков А.С. Национальная политика генерала Деникина. СПб.: Полторак, 2012. С.19

Стоит ли добавлять, что Черныш, как и известные всем сейчас люди, видел в противоположность недочеловекам у врагов - "людей с хорошими лицами" у себя? Например, симпатичных молодых мальчиков в военной форме?

"На моих глазах был убит ординарец, юнкер, молодой, красивый, еще совсем мальчик. Пуля угодила ему в затылок. И он, убитый наповал, опрокинулся в седле и готов был снопом свалиться, но был поддержан соседними всадниками и так уже мертвыми его и везли. Мне особенно жаль было это чудного юношу: он отличался необычайной красотой и идеальной исполнительностью и усердием на службе" (с.290)

Ну и напоследок - мемуары автора вообще очень яркие в этом отношении. Там у него через страницу - большевики нелюди, красноармейцы бараны, офицеры в тылу - шкурники, кавказцы конвоя - разбойники, казаки пороху не нюхали, пошедшие за полком кулаки-ополченцы трусы и бездари и так далее и тому подобное. Один он в белой бекеше стоит умный и красивый. Оно и понятно - офицер Генштаба, ветеран войны и все такое. Белая офицерская кость, ни добавить, ни убавить.
А теперь три балла тому, кто догадается, где данный гражданин встретил Вторую Мировую и что он во время нее делал.

"Во Второй Мировой войне эмиграция оказалась перед тяжелым выбором. Русский корпус - формирование белой эмиграции, которое начал явочным порядком создавать генерал М.Ф.Скородумов в Сербии в начале сентября 1941 года, для того, чтобы вести его в Россию. Начинание не состоялось, немцы запретили русскому формированию их эмигрантов отправляться на родину. в результате уделом корпуса стала тяжелая борьба с титовскими партизанами, а попутно защита сербского населения от хорватских усташей. ...Очевидно, А.В.Черныш вполне органично, с немалым числом окружавших его ветеранов-соотечественников и бывших сослуживцев, оказался на своей последней воинской службе. В Русском корпусе Черныш с 1942 года преподаватель Военно-училищных корпусов, на штабной работе в штабе 2-го полка. ...Когда закончилась война, офицеру-ветерану было уже за 60. Он остался в Европе и скончался в австрийском Зальцбурге 27 декабря 1967 года"

Кто бы удивлялся.
Кстати, на мой взгляд автор этих строк А.В.Посадский, конечно, опытный специалист и уважаемый человек, но по-моему, писать такое - это просто позор. Ладно, с самого эмигранта, служившего фашистам, не велик спрос. Но как можно со спокойной совестью спокойно писать такое, да еще в 2014 году - я не понимаю. "Уделом корпуса стала тяжелая борьба с титовскими партизанами и защита сербского населения от хорватских усташей"? С таким же успехом можно написать "уделом УПА стала тяжелая борьба с советскими партизанами и защита украинцев от Армии Крайовой" - почему нет? Я понимаю, автор книги офицер и из чувства патриотизма надо писать нейтрально и все такое, но можно было бы написать что-то более здравое, вроде: "Автор книги поступил на службу в корпус, что может быть понятно с точки зрения воззрений тогдашней белой эмиграции, но не может быть оправдано современностью" и бла-бла-бла.
Впрочем, с последним абзацем этого вступления трудно спорить.

"Воспоминания русского офицера Андрея Васильевича Черныша добавляют свои черты к тому портрету России и Русской императорской армии, которая пишется сейчас исследовательскими и публикаторскими усилиями историков, издателей, потомков и энтузиастов".

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
al_lex_ey
Mar. 26th, 2015 09:05 am (UTC)
Поддержу тезис. Либеральный "цивилизаторский" взгляд на народ очень похож на нацистский - и задолго до самого появления этого термина.
intatin
Mar. 26th, 2015 05:10 pm (UTC)
Не случайно и Ильин, и Айн Рэнд вышли как раз из этой интеллектуальной среды.
al_lex_ey
Mar. 26th, 2015 08:10 pm (UTC)
Тенденция-с )
livejournal
Mar. 26th, 2015 08:00 pm (UTC)
О социальном расизме и практике убийства человека
Пользователь vihrbudushego сослался на вашу запись в своей записи «О социальном расизме и практике убийства человека» в контексте: [...] Оригинал взят у в О социальном расизме и практике убийства человека [...]
livejournal
Mar. 27th, 2015 08:08 am (UTC)
О социальном расизме и практике убийства человека
Пользователь tarkhil сослался на вашу запись в своей записи «О социальном расизме и практике убийства человека» в контексте: [...] Оригинал взят у в О социальном расизме и практике убийства человека [...]
veldandi
Mar. 27th, 2015 10:56 am (UTC)
не подсчет, а повелительное ощущение

Круто, чо. Статистика не с подсчётами, а с "повелительным ощущением".
( 6 comments — Leave a comment )

Profile

voencomuezd
voencomuezd

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner